Блокадный синдром: пищевое расстройство, о котором молчит глянец

Блокадный синдром: пищевое расстройство, о котором молчит глянец

shutterstock_133110611

Кажется, все уже договорились, что булимия с анорексией – не дурь и не блажь, а заболевания, которые можно и нужно лечить. Но одно расстройство пищевого поведения всегда выпадает из внимания.

Может, потому, что глянцевым журналам не хочется заострять внимание на том, что значительная часть их читательниц, таких стильных и ухоженных, в детстве практически голодала. И даром это для них не прошло!

Дайте добавки

shutterstock_367239956

Ты всегда заказываешь больше, чем можешь съесть. И потом запихиваешь в себя все эти салатики, консоме и профитроли, хотя они уже не лезут. Но ведь надо же! Еда не должна пропадать!

При виде шведского стола на тебя накатывает немного нервозная эйфория, и ты нагребаешь три полные тарелки разом, хотя знаешь, что осилишь только одну – и что ты, вообще-то, в любой момент можешь вернуться. А в гостях ты единственная, кто с энтузиазмом откликается на предложение хозяйки взять еще кусочек вот этого вот запеченного – хотя ты съела уже 7 и тебя слегка мутит. Но если кусочек возьмет кто-то другой, ты почувствуешь укол раздражения – отбирают!

Это не здоровый аппетит. Это синдром блокадника.

Голодное детство

shutterstock_142327780

Необязательно переживать Ленинградскую блокаду, чтобы разжиться этим синдромом. На самом деле достаточно и простой нехватки еды и ограничений вплоть до скудости рациона. Этим синдромом страдают многие 30-35 летние – те, чье детство пришлось на голодный рубеж 1980-1990-х.

Большинство не голодало в прямом смысле этого слова – все-таки была какая-то картошка, маргарин и серые макароны. Синяя курица по праздникам. И, возможно, даже конфеты – строго на Новый год, по три штуки в руки. Хотя некоторым повезло меньше и они уже в свои 6-8 лет узнали, что значит «нечего есть». Родителям задерживали зарплату по полгода, а когда выдавали, то не деньгами, а шарикоподшипниками, из которых каши не сваришь.

В такой ситуации неизбежно ломается психологический механизм насыщения – тело говорит «хватит жрать!», а голова возражает – «нет уж, а вдруг потом не дадут!». Чувство сытости ослабевает или исчезает вовсе – есть хочется постоянно, но рассчитать нужную для насыщения порцию человек уже не в состоянии.

Синдром блокадника или булимия?

shutterstock_208369666

В отличие от людей, страдающих булимией, «блокадники» не едят все, что не приколочено. Но они всегда переедают, а если наесться от пуза не получается, у них начинается тревога и появляется смутное чувство, что что-то пошло не так.

Булимия нередко чередуется эпизодами анорексии, когда человек вообще отказывается от еды, вызывает рвоту и тренируется до обмороков, чтобы компенсировать свое обжорство, но у «блокадников» ничего подобного не наблюдается и они не так часто страдают чувством вины. А если и страдают, то только на словах. «Опять я объелась, как поросенок!» – и завтра все по новой.

Еда превращается практически в объект культа и поклонения. И, как всякий священный предмет, она требует к себе особого обращения. Блокадницы благоговеют перед увядшими морковками и подсохшей кашей. Им очень сложно выбросить еду, даже если она уже не еда, а биологический мусор. В холодильнике оседают тарелки с тремя заветренными пельменями, твердокаменный сыр и заботливо обернутые салфеткой разнокалиберные хлебные обломки. Некоторые пытаются пустить их в дело и приготовить из них что-то съедобное. Причем дело не в патологической жадности – девушка, которая неделями хранит огрызок сервелата, спокойно выбрасывает брендовое платье, потому что на нем микроскопическое пятнышко, и покупает новый телефон, потому что у старого экран на 2 миллиметра меньше.

И, наконец, у них постепенно вырабатывается механизм компенсации, та самая «волшебная кнопка» – если в жизни пошла полоса коллизий и передряг, нужно просто что-то съесть и все пойдет на лад. Но просто перекусить люди с блокадным синдромом не могут – это они, открыв упаковку с печеньем, за один присест съедают все до крошки, даже если эта упаковка – оптового масштаба.

Вспомнить все

shutterstock_400177396

Большинство «блокадников» даже не подозревает, откуда растут ноги у проблемы. Они помнят, как в детстве играли в войнушку за гаражами, как Валерка им носил портфель и какой грымзой была Наталья Петровна, но эпизоды нехватки еды зачастую из детского сознания просто выпадают. Ну, может, и вспомнится, что богатенькие буратины покупали в столовке булочки, а тебе денег дали только на проезд. Или какими вкусными были конфеты «Каракум», непонятно как добытые мамой. Но общая картина – на протяжении пары лет ты питалась кое-как – из этих обрывков не складывается.

Почти для всех детство – счастливое и солнечное время, а голод (как и насилие) вытесняются в самые далекие подвалы сознания. Выманить их оттуда на свет божий, чтобы прожить и, как говорят профессионалы, проработать, может только психолог. Возможно, в компании с психотерапевтом, который, в отличие от аналитика, может выписывать лекарства.

Текст: Ольга Лысенко

Фото: Shutterstock

Читай также:

“Я одна из тех, кто сдался… и слава богу”. История о булимии 

Наша читательница делится опытом анорексии 

Люди, которые умерли, пытаясь похудеть 

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
15.06.2016

Не забудь поделиться статьей: