От веснушек до шрамов: истории 12 "меченых"

От веснушек до шрамов: истории 12 “меченых”

Говорить о себе непросто, откровенно рассказывать о своей внешности тоже очень сложно. Вот смелые  и откровенные рассказы людей о своих отметках на коже. Не так уж важно, витилиго это или миллион веснушек, мы все очень разные и по-разному прекрасны, особенно когда живем, осознавая это.

Амада

“Мои веснушки очень выделяли меня среди других детей. Они то смеялись надо мной,то тыкали пальцем, то расспрашивали. У моей мамы такие же веснушки, и ей приходилось нелегко с ними, когда мы жили в Мексике. Но в Нью-Йорке все по-другому, люди здесь видели гораздо больше разных лиц. Сейчас мне часто делают комплименты или останавливают просто поболтать о том о сем.”

“Знаете, как говорят, “я люблю в себе все несовершенства, даже веснушки”. Я не считаю веснушки недостатком и никогда не маскирую их под косметикой”.

“Мне больше нравится выражение: “красота в глазах смотрящего”. И сейчас самый важный “смотрящий” для меня, это я сама”.

Мирша

 

“Татуировки определенно влияют на первое впечатление, которое ты производишь. На работе или на улице люди могут просто пялиться на твои руки. Ты для них просто объект в этот момент. И в этом нет ничего ужасного. Ты вроде как на это подписался сам”.

“Меня, бывало, хватали на улице, просто потому что я чернокожая девушка в татуировках, а это для незнакомцев означает только криминал и доступность. Хотя у меня всегда были хорошие должности и работа. Этот дисбаланс ужасно расстраивает”.

“Но я все равно не жалею о них, некоторые из них посвящены моей маме, которая мой лучший друг. У меня вытатуирована бабочка “Монарх” со словом “сострадание” на латыни. Однажды мы с мамой шли по улице и увидели такую бабочку с помятым крылом, мы приостановились, но прошли дальше, и я чувствовала себя очень неловко, а мама спросила, в чем дело, и я сказала ей, что мне жалко бабочку. Тогда она сказала, что мы должны вернуться и как-нибудь помочь ей, например, посадить ее на дерево или на травинку, потому что тем, кто в беде, всегда нужно помогать. Это был для меня первый урок сострадания”.

Кейти

“У меня на щеке родимое пятно. Я никогда испытывала давление из-за него. И мне никогда не хотелось его вывести”.

“Кукол с родимыми пятнами, когда я росла, тоже не делали, но так я научилась понимать, что мы все очень разные. И поняла, чем я отличаюсь от других людей”.

“Однажды на фотографии для школьного альбома мне ее заретушировали. Это было странное ощущение. Это как будто была не я. И я бы очень хотела сказать людям, которые переживают из-за каких-то отметин у себя на лице, это ОК и ничего страшного”.

Брайан

“Витилиго у меня проявилось лет в 18-19, и я чувствовал себя ужасно непривлекательным. Я пытался эти пятна закрашивать тональными кремами, но потом я переехал в Нью-Йорк и понял, что все некомфортные ощущения улетучились, и я решил больше не маскироваться. Сейчас я работаю в баре и я все время на виду у людей. И многие, такие, подходят, “о, вау, это круто!”. Девушки тоже часто гворят, мол, “какой горяченький”. А я не хочу, чтобы состояние моей кожи было чьим-то фетишем. И совсем другое дело, когда это говорят люди, у которых тоже витилиго. У меня на работе одна женщина подошла и сказала, что у нее тоже пятнистая кожа и, как круто, что я не стесняюсь и ношу майки с коротким рукавом. Это было как признание “своим”.

“Мое витилиго не делает из меня другого человека или, вообще, личность, это делает мой жизненный опыт. Я ничего не могу с этим поделать. И по поводу состояния и внешнего вида моей кожи я не должен никому ничего объяснять.”

Лорен

“Мне 23 года. Я никогда не загорала и не ходила в солярий. У меня появилась небольшая шишка на лице, и я спросила своего дерматолога,что это может быть, а он сказал не волноваться. Но я не хотела это так оставлять и удалила ее. После они провели биопсию и выяснилось, что это была базально-клеточная карцинома.”

“Я погуглила информацию о раке кожи у двадцатилетних, ее было немного, я была подавлена. Сейчас я регулярно наблюдаюсь и очень хочу, чтобы люди не медлили с серьезным обследованием, даже если какие-то врачи говорят, что все в порядке.”

“Я все время получала комплименты моей коже, и то, что произошло, пошатнуло мою уверенность в моей исключительности, звучит противно, но я так чувствую. И вот я прошла через все это и думаю, что это был очень серьезный урок для меня.”

Хсавьера

“Я родилась недоношенной и помещалась в папиных ладонях. Шрам у меня на спине от операции на сердечном клапане, которую мне сделали через несколько месяцев после моего рождения. Кормили меня через трубку, потому что медсестра слишком надолго оставила иглу у меня в ноге, которая сломала мне ногу и оставила шрам на всю жизнь.”

“Я все про себя поняла еще в детстве, когда приходилось постоять за себя, потому что люди могут быть грубыми и жестокими. На меня иногда так смотрят, как будто я инопланетянка. И я начинаю подвергать сомнениям свою красоту, но с помощью близких ко мне возвращается уверенность в себе. Я поняла, что посторонние всегда найдут причину, по которой можно тебя обсуждать.”

“Красота не знает границ. И люди со шрамами тоже красивые. Просто у кого-то шрамы внутри, у кого-то снаружи. Но делюсь своей историей с миром, чтобы он знал,  какая красивая, счастливая и уверенная в себе”.

Джордан

“У меня два гигантских шрама на коленях. Они после операций, которые мне потребовались после того, как я отыграла в софтбол за команду своего колледжа. Вообще, софтбол не такой травмирующий для колен вид спорта, мне просто не повезло. У меня была череда операций и восстановительных периодов,  я очень хотела вернуться на поле.”

“Люди просто приклеиваются глазами к моим шрамам. И у них на лице читается: “господи, что с ней приключилось?”

Стефани

“У меня синее родимое пятно или, по-медицински, винный невус. Это генетическая мутация, при которой под кожей образуется большее количество кровяных клеток. С этим связано множество других медицинских аспектов, с этим очень часто связана глаукома, потеря слуха, припадки и мозговые травмы, так что мне еще повезло.”

“Когда я была маленькая все было в порядке, но когда мне было лет 10-13, начались проблемы, у меня начались проблемы с едой, я стеснялась поднимать волосы, мне казалось, что раз я не буду самой красивой, то я буду самой худой.”

“Сейчас я иду на поправку. Мне нужно быть честной с собой и преодолевать свою уязвимость. У всего есть свои плюсы. Я занимаюсь биотехнологиями и генетикой, со специализацией в психологии. И в дальнейшем хочу работать с детьми с генетическими отклонениями и наследственными заболеваниями. Если бы не мое родимое пятно, я была бы другим человеком”.

Адель

“У меня шрамы от порезов, сделанных мной самой. Я перестала резать себя и причинять себе боль 4 года назад. Татуировки тоже помогают. Мои шрамы напоминают о боли и о том, через что я прошла. Я хочк покрыть их татуировками, чтобы не так часто о них думать.”

“Я работаю с детьми. И однажды маленькая девочка спросила меня, что у меня с рукой. Я не смогла ей ничего нормального ответить. Тогда она продолжила: “у тебя кошка?”, “ты хотела свою кошку искупать, да?” Я ухватилась за эту версию  и потмо смеялась целый день.

Зак

“Я всегда все знал про свою кожу. У меня в семье из-за стола не вставали, пока живот не разрывался, реально наедались до физической боли. И я был толстым мальчиком. Мои растяжки напоминают мне о том, через что пришлось пройти моему телу. Даже если я решу похудеть, я ничего с этим делать не буду, это моя кожа, кожа, в которой я живу.”

Кадижа

“У меня штука под названием “питириаз”, который бывает двух форм, белый и розовый. Пятна на моей коже все время сохнут и чешутся. Обычно это детское заболевание, но меня накрыло в 14 и до сих пор не проходит”.

“Мне по-прежнему делают комплименты, но мое отношение к себе стало более ответственным, моя кожа требует особого ухода, все это нужно отшелушивать, увлажнять и т.д.”

“Я даже привыкла к этому состоянию, когда наступает обострение, я мобилизуюсь и понимаю, что это пройдет через несколько месяцев. Это не так ужасно и не конец света. Я хочу, чтобы люди с кожными заболеваниями это понимали”.

Дженнифер

“Этот шрам у меня остался после операции на открытом сердце, когда я была совсем крошкой. Я никогда не надевала такой открытый топ в жизни. Я всегда знала, что этот шрам там есть, но я никогда не показывала его людям. Когда я встала перед зеркалом, то испытала бурю эмоций.”

“Так интересно, что такая маленькая вещь имеет такое большое влияние на твое мировоззрение и отношение к самой себе в целом. Теперь я этим шрамом горжусь, он дает мне ощущение силы. И я чувствую себя борцом.

 Источник

Читай также:

Химия чувств: что эмоции делают с нашим телом и как от них спастись

 6 девушек рассказывают, почему они не бреют ноги и все остальное

Не стрижено, а брито. Рассказы девушек, отказавшихся от волос

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
20.05.2016

Не забудь поделиться статьей: