Краткая история девственности: мифы и легенды

Краткая история девственности: мифы и легенды

virgo

Девственность – она почти как клитор. В том смысле, что обросла мифами и легендами. Но в чем-то она ему противоположна. Если клитор в основном не замечали, то ее, наоборот, обычно выпячивали и махали ею в воздухе (нередко буквально). Только сейчас передовые умы начали доходить до революционной мысли: а может, ее и нету-то вовсе?

Миф первый, мифологический. Это опасная штука!

Кровь – это смерть, и в ней наверняка кишат злые духи. А значит, стоит обходиться малой кровью, а лучше и вовсе без. Так считала на заре истории куча народов: от тибетцев и японцев до обитателей Австралии. Но что же делать, если размножаться все-таки надо, а этот этап никак не обойдешь? Вывод напрашивается: взять на себя огонь должен тот, кто посильнее. Скажем, жрец. Он с духами по-свойски добазарится. Ну или родственники, их не так жалко, как молодого и сильного, общественно полезного новобрачного. Так вот у некоторых африканских племен первая брачная ночь с невестой сначала проходила у всех гостей на свадьбе. Главный герой плелся в самом хвосте очереди. На Маркизских островах или в Новой Гвинее процесс дефлорации проводила пожилая тетенька с костяным… м-м, ножом. А у одного народа в Индии для этого дела приглашался специальный мужик со стороны – причем чтобы нехилый был. Дело-то небезопасное, самопожертвования требует.

Миф второй, религиозный. Это необходимая штука

Потом пришло христианство и рассказало всем о том, что иногда рожать можно и без секса, но если очень уж приспичило плодиться и размножаться – то нужно вступить в брак и больше из него ни при каких обстоятельствах не выступать. А до и вне – ни-ни. При этом отсутствие сексуальных контактов у брачующегося мужчины как-то никого особо не заботило. Зато над девами за века культа девственности поиздевались отменно. Скажем, свадебный обряд в российских деревнях умиляет своим подходом к прайвеси: первая брачная ночь у молодых проходила под всеобщие шутки, прибаутки и кучу обрядов (то курицу с ним съешь, то сапоги с него сними), к ним всю ночь лезли, вызнавая, все ли получилось – а простыни с кровью потом радостно таскали по всему населенному пункту. Какое отношение вся эта свистопляска имела к христианству и любви, большой вопрос. Но кого он заботил, когда такая увлекательная развлекуха.

Мифы третий-четвертый, физиологические. С болью и кровью

“Когда секс случается у барышни первый раз, это непременно больно и из тебя течет кровища”. Кто не знал этой “прописной истины” в старших классах, поднимите руку! Процесс страшно пугал, и девушка кидалась в него мужественно, как садятся в кресло стоматолога: сейчас точно будет ужас-ужас, но что поделаешь, надо же когда-нибудь. И действительно, бывало больно. И во второй и далее разы – почему-то иногда тоже. Потому что ей страшно, ему неумело, обоим неловко. Но об этом уже никто не рассказывал.

Ну а кровь – если ее не обнаруживалось, в джентльменах двадцатого века просыпались предки из российских сел. Википедий у нас тогда не водилось, так что сложно было побить отеллов фактом того, что крови при дефлорации не выделяется у многих (по разным данным, от 10 аж до 57%). Да и боль совсем не обязательна, если девушка расслаблена и разогрета.

Миф пятый, не менее физиологический. Есть плева – не было секса

Гимен – дело тонкое. В смысле, очень разнообразное. Некоторые вообще рождаются без него. У некоторых он повреждается какими-нибудь неосторожными действиями. У некоторых – такое понятие растяжимое, что не рвется даже после нескольких вполне себе генитальных половых актов. Впрочем, для чего знать все эти тонкости, если существует полноценная индустрия гименопластики? Утром деньги – вечером девственность. Все довольны, все смеются. А для чего – и для кого – все это нужно, это же думать нужно. А думать – куда более сложно, чем манипулировать с небольшой складкой слизистой оболочки, прикрывающей вход во влагалище.

Миф шестой, оттуда же. Девственницы не беременеют

Ну кроме одной, самой известной в мировой истории, ей можно, и без никакого полового акта. А так, хоть что делай первый раз – не залетишь. Полный, конечно, бред, незамысловатый креатив нелюбителей предохранения. Забеременеть, разумеется, можно даже с полраза полоборота после прерванного полового акта, при котором мужчина как бы “далеко не ходил”. Сперматозоиды – это товарищи живучие, воля к победе у них завидная. Их особенно далеко вглубь женщины доставлять и не нужно: добираются и с окраин.

Миф седьмой, моральный. Девственность – это невинность

Тех, кто все-таки иногда склонен задумываться, давно интересовал великий вопрос: “Почему женщина, которая решила заняться сексом – это “шлюха” (то есть, нехорошая девочка), а мужчина, который решил ровно то же самое – это “крутой перец” (то есть, хороший мальчик)?” Почему никто не носится с мужской нетронутостью? И почему, собственно, вообще девушка должна объяснять, оправдываться, чувствовать какой-то дискомфорт – по поводу наличия у нее этой самой несчастной складочки?

Яснее всех на эту тему высказалась американка Джессика Валенти в книжке “The Purity Myth” (“Миф о чистоте” или как-то так). Общество, говорит она, носится с идеей девственности, как с писаной торбой (она о своем, американском, но у нашего те же заморочки). А вот нет никакой такой “чистоты”, говорит она. С какого перепугу ты вдруг стала “грязной” после акта любви? С какой радости ты теперь должна чувствовать себя плохой? Доброе сердце, мозг в голове, чувство юмора – это, значит, все не факторы “хорошести”? Фактор – это занимаешься ли ты этим самым естественным и самым интимным на свете делом? Логика где? Где-где… Именно там.

А ведь действительно. Какой у нас главный синоним слова “девственность”? Правильно, “невинность”. А какой у нас антоним слова “невинность”? Вина, ага. Итак, получаем: секс = вина. А вина-то, господа присяжные заседатели, где-то совсем-совсем в другом месте!

Фото на анонсе: Shutterstock
Текст: Юля Шекет

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
15.12.2015

Не забудь поделиться статьей: