Дети-звезды, дети-жертвы. 5 историй родительской одержимости - Pics.Ru

Дети-звезды, дети-жертвы. 5 историй родительской одержимости

Все слышали об отце Майкла Джексона, эксплуатировавшего таланты многочисленных отпрысков, или о родителях Макколея Калкина, которые грызлись из-за сыночкиных денег и опеки над ним. Дарья Ятвицкая, собрала еще пять историй о родителях, которые прошлись по судьбе своих детей танками неудовлетворенных амбиций.

Ева Ионеску

ionesco

Ирина Ионеску, мать Евы, в 70-е годы была популярным во Франции фотографом. Мама не видела ничего дурного в том, чтоб снимать свою дочь с её 4 до 12 лет в малопристойных позах, и продавать эти фотографии в журналы. В 11 лет снимки девочки появились в “Плейбое” и “Пентхаусе”. Даже для отвязных 70-х это было чересчур, разгорелся скандал. Ирину Ионеску лишили родительских прав и запретили фотографировать дочь, но даже после этого она продолжила тайком продавать снимки. С ее точки зрения, ее действия имели некое отношение к феминизму и служению радикальному искусству.

Взрослая дочь несколько раз судилась с матерью. В конце концов, Ева ответила матери на понятном Ирине языке искусства. В 2011 году вышел автобиографический фильм Евы Ионеску “Моя маленькая принцесса” (второе название – “I`m not a fucking princess”). В фильме она выразила своё отношение к творчеству родительницы устами юной героини фильма: “Ты мне повторяешь: искусство, искусство. Но мои снимки ведь есть в порножурналах?

 

Бьорн Андресен

bjorn

Ещё один ребёнок, по которому, стараниями родственницы, проехался взрослый мир шоу-бизнеса – швед Бьорн Андресен. Когда ему было 6 лет, его мать лишили родительских прав, а через 3 года она покончила с собой. Опеку над мальчиком взяла на себя бабушка Дэгуни Эрикссон. С самого детства Бьорн мечтал стать пианистом, но у бабули были другие планы. Она работала в Стокгольмской киностудии в отделе кастинга и хотела, чтоб внук снимался в кино. Вероятно, из лучших побуждений – не пропадать же такой красоте и музыкальности? Сам Андресен не пылал желанием стать актёром. Но когда Лукино Висконти выбрал его на роль Тадзио, в своей экранизации новеллы Томаса Манна “Смерть в Венеции”, пробил бабулин звездный час, и шансов отвертеться у Бьорна не было.

История болезненной страсти писателя Густава фон Ашенбаха к юному польскому аристократу Тадзио была любимой у Висконти. На съёмках режиссёр стремился заменить личность мальчика образом Тадзио – ребенку запрещалось купаться в море, загорать (чтобы не утратить аристократическую бледность), играть в футбол с ребятами, а когда Андресен, как нормальный подросток, начинал хихикать и флиртовать с девочками-актрисами, игравшими его сестёр, Висконти скандалил и останавливал съёмки.

Ещё до начала съёмок фильма начали крутиться слухи о внезапной смерти Андресена: то ли передозировки, то ли в автокатастрофе. По некоторым данным, распространял их актёр и любовник Лукино Висконти Хельмут Бергер, мстивший за то, что сам не получил роль Тадзио. После премьеры и грандиозного успеха фильма на Бьорна обрушилась слава, его стали называть “самым красивым мальчиком XX столетия”. Правда, слава получилась с мерзким оттенком: журналисты постоянно жаждали поймать беднягу Бьорна на связи с мужчинами. Масла в огонь подлил сам Висконти, доказывая делом, что можно быть одновременно и гением, и скотиной. После премьеры маэстро повел 16-летнего парня в гей-клуб, завсегдатаями которого были он сам и половина съёмочной группы. Как вспоминал сам Андресен, посетители и официанты смотрели на него “как на кусок мяса”.

На волне истерии Бьорн пошёл на гомосексуальные контакты, но, как он сам вспоминал потом: “…гомосексуальный опыт, который я получил, будучи подростком, очень сильно повлиял на мою психику в негативном ключе. Я поддался всеобщему влиянию и попросту причинил себе физический и моральный вред“.

Любящая бабушка после выхода “Смерти в Венеции” потащила внука на гастроли в Японию, планируя сделать из него поп-звезду. Там Бьорн снимался в рекламе и записал две песни в образе ангельского юноши с кудрями. Мнение самого Бьерна не учитывалось. Как он говорил: “Я чувствовал себя экзотическим животным в клетке. Никого не интересовали мои настоящие желания и стремления. Всех волновала только моя внешность“.

Отказавшись дальше участвовать в этом цирке, он вернулся к своим занятиям музыкой, снимаясь лишь в эпизодах малобюджетных фильмов. Ныне Бьорн Андерсен живет в Стокгольме со своей женой и их 29-летней дочерью Робин. “Думаю, было бы лучше, если бы я держался подальше от всего этого“, – говорит он.

 

Алана Томпсон («Милашка Бубу»)

boo

На фотографии и видео с конкурсов Toddlers&Tiaras (американские детские конкурсы красоты) впечатлительные люди могут смотреть только с таблеткой валидола, потому что маленькие девочки с наштукатуренными веками, автозагаром и выбеленным перманентом на волосах, взбитых а-ля Долли Парсонс – зрелище не для слабонервных. Это шоу давно превратилось в скандал с высокими рейтингами. Любимые присказки матерей, пихающих деток на экран: “Она сама без ума от всего этого» и «Ей стоит только сказать, и мы больше не будем в этом участвовать». Присказки такие же правдивые, как обещания алкоголика. Одна альтернативно одарённая мать даже делала своей восьмилетней дочери инъекции ботокса и восковые эпиляции, в результате чего лишилась родительских прав.

Пухленькую и гиперактивную Алану Томпсон (или Хани, Милашку Бубу), победительницу одного из конкурсов, её мать, к счастью, ботоксом не украшала. Но, покорив народ своей непосредственностью, Алана вместе со своей семьёй стала героиней реалити-шоу “А вот и Милашка Бубу!” Её семья, мама, папа и трое взрослых сестёр – типичные американские представители социальных низов, или “реднеки” (от слов “red neck”, красная от загара шея при работе на открытом воздухе). В наличии весь набор стереотипов – неряшливость, лишний вес, джанк-фуд, ранняя беременность, нецензурная лексика, игры вроде «угадай человека по запаху изо рта» и поедание сбитых машиной животных.

Мать семейства, Джун, намешивала дочери перед съёмками «коктейль Go-go» (лимонад с энергетиком), чтобы та вела себя поактивней, а холодильник в доме забит сладостями, фастфудом и газировкой.

Алана весит почти 60 кг при росте 137 см, и режим питания не прибавляет ей здоровья. Не говоря уже о том, что ребёнок устал жить под постоянным прицелом телекамер.

В октябре 2014 года канал TLC отменил показ очередного сезона шоу “А вот и Милашка Бубу!” Правда, дело было не в сладостях, а куда хуже. Мама Джун возобновила роман с неким Марком МакДэниэлом, отсидевшим 10 лет по обвинению в развращении восьмилетней девочки. Этой девочкой была старшая дочь Джун, сестра Бубу. Что ж, не срослось. Теперь упорная родительница пытается продвинуть малышку в какое-нибудь другое шоу.

Фун Поупоу (Фун Бо-бо или Петрина Фун)

fun

“Гонконгская Ширли Темпл” в 50-е годы снялась где-то в 80 (по другим источникам – в 160) фильмах ещё до того, как ей исполнилось 10 лет. Потрясающее “трудолюбие” ребёнка объяснялось просто – её приёмный отец, режиссёр Фэн Фэн, поставил эксплуатацию юного таланта на конвейер, снимая её в своих фильмах, и “одалживая” в чужие.

По достижении совершеннолетия девушка попросту сбежала из киноиндустрии и отправилась в Лондон, где отец одного из её поклонников оплатил ей обучение на дизайнера. Потом Фун Поупоу вернулась в кинематограф и стала довольно известной драматической актрисой, но по-прежнему не любит вспоминать и пересматривать свои детские фильмы. Видимо, традиционное китайское почтение к родителям запечатывает ей уста, но она скупо упоминает о том, что с прошлым ей удалось примириться только недавно. “…Бывало, я снималась сразу в трёх фильмах одновременно. Я перенесла много невзгод. Были дни, когда я должна была сидеть до полуночи, ожидая, пока явятся взрослые актёры, потому что они были слишком заняты курением опиума“. 

Тилан Лубри Блондо

Эта девочка в модельном бизнесе почти с пелёнок. Её мать – бывшая телеведущая, отец – в недавнем прошлом футболист, сейчас ресторатор. В 2011 году девочку вместе с другими детьми-моделями сняли в фотосессии для журнала «Vogue».

То ли фотографы хотели сделать пародию на обычные модные фотосессии (высоченные каблуки, очень яркий макияж, бриллианты и чувственные позы), то ли им не давали покоя лавры Ирины Ионеску, но скандал получился нешуточный. Мать юной модели Вероника Лубри считает, что говорить тут не о чем, обычное дело, дочь пробует новые образы, и вообще «ачотакова, завидуйте молча». Правда, вместе с этим экстренно удалила блог дочери на tumblr и её страницу в facebook.

Американский доктор Леонард Сакс, автор книги “Девочки на грани” комментирует подобные тенденции так:

“Современные девочки притворяются по-взрослому сексуальными, участвуют в шоу, в которых есть опасность утратить понимание своей собственной сексуальности. Как будто ты носишь маску, а когда ее снимаешь, то оказывается, что лица у тебя уже нет.

Еще одна проблема — это ускорение созревания. У девочек исчезает возможность прожить время, которое психологи называют “среднее детство”: между 8 и 12 годами, возраст Пеппи Длинный Чулок, когда девочка может наслаждаться приключениями и узнавать себя, как человека, не задумываясь, насколько она сексапильна.

Девочки проводят много времени, фотошопя свои фотографии, убирая прыщики и стараясь сделать себя хоть чуть-чуть худее. Таким образом, 14-летняя девушка представляет себя как бренд, старается создать свой публичный образ, лакирует себя снаружи. Важнее становится то, как ты выглядишь и что ты делала вчера, чем кто ты есть и кем ты хочешь быть.

А это ведет к отчуждению от самой себя, потому что в большинстве случаев девочки даже не подозревают, что их “образ” — это не они сами. Они слишком заняты тем, чтобы понравиться “потребителям”, представить бренд, который будет продаваться”.

Текст: Дарья Ятвицкая

08.09.2015

Не забудь поделиться статьей: