Царицы половины Азии: Как женщины из семьи Тамерлана властвовали и делали политику

Царицы половины Азии: Как женщины из семьи Тамерлана властвовали и делали политику

Тамерлан и его потомки вошли в историю Евразии как воинственная династия, подчинившая себе много восточных земель. Считалось, что сам Тамерлан при этом продолжает династию великого Чингиз-хана — как его гурган, то есть зять. Начиная с жены Тамерлана из рода чингизидов, женщины династии Тимуридов немало отметились в политике Азии.

Сарай-мульк ханым

С тех пор, как род Чингиз-хана по мужской линии пресёкся, для разделивших его империю эмиров верным способом узаконить свою власть было взять в жёны девушку из рода великого завоевателя. Сарай-мульк ханым (буквально «Госпожа родом из дворца» — вероятно, это не имя, а прозвище) была дочерью последнего наследника Чингиз-хана по мужской линии, Казан-хана. Она стала главной женой Тамерлана, положив начало традиции тимуридов одной из жён брать чингизидку. Чтобы напомнить о своём происхождении и о том, как оно укрепляет положение мужа, чингизидки в семье Тимуридов носили головной убор монгольских ханш — боктаг, сложное и неудобное сооружение из коры и шёлка.

Главная жена Тамерлана носила одежды, подобающие женщине из семьи монгольского хана.

Сарай-мульк ханым была бесплодной, вдовой его врага и к тому же, по меркам средневековья, уже немолодой и вполне могла обнаружить себя отодвинутой в дальний шатёр, но, на её счастье, Тамерлан полюбил её всей душей. Сарай-мульк ханым пользовалась его безграничным доверием и влияла на многие его решения. Чтобы отличить свою главную жену, Тамерлан разрешал ей одной изо всех своих восемнадцати женщин встречать его из походов.

Поведение Сарай-мульк ханым отличалось от распространённых представлениях о восточных женщинах и о том, что только кроткие голубки «укрощают» воинственных мужчин. Она вела себя свободно, показывалась на пирах и пила там, спаивала гостей ради смеха, принимала послов в своих шатрах. Она могла казнить и миловать, и каждый стремился понравиться ей, зная, что от этого зависит и отношение Тамерлана.

Высокий красный головной убор как женскую корону носила ещё любимая жена Чингиз-хана.

Тамерлан не имел привычки с холодами возвращаться во дворец. Он зимовал в своих шатрах там, где его настигали морозы. И на зимнюю стоянку он неизменно звал Сарай-Мульк — вместе с какой-нибудь из молодых жён и внуками.

Подбор воспитателей наследникам всегда был ответственным и хлопотным делом. Главной воспитательницей сыновей и внуков Тамерлана была Сарай-мульк ханым, и в голову никому не пришло бы спросить, почему именно она. Она заботилась о нуждах детей, беседовала с ними и подбирала или одобряла им учителей. Когда количество воспитанных Сарай-мульк ханым внуков и внучек стало уже впечатляющим, у неё появилось прозвище, под которым её знают до сих пор — Биби-ханым, «Госпожа Бабушка».

Сарай-мульк, как и многие выдающиеся царицы Востока, покровительствовала наукам и искусствам и значительно повлияла на то, что Тамерлан, словно компенсируя всё, что разрушил в походах, строил новые здания и привлекал ко двору лучшие умы и таланты своей эпохи. Она умерла в шестьдесят лет, и горю Тамерлана не было границ.

Гаухаршад-бегим

В конце четырнадцатого века Тамерлан подобрал своему младшему, шестнадцатилетнему сыну Шахруху невесту — знатную узбекскую девушку по имени Гаухаршад двумя годами младше. По легенде, своё имя, которое буквально значит «Весёлый изумруд», она получила за необычайно яркие зелёные глаза. Но выбрал её Тамерлан, скорее всего, не за внешность. Во-первых, этот брак давал ему союз с сильной и уважаемой семьёй Гаухаршад. Во-вторых, она была хорошо образована и умна. В-третьих, её сильный, твёрдый характер мог уравновесить несвойственную тимуридам мягкость Шахруха.

Практически все мужчины в семье Гаухаршад-бегим были чиновниками, и она много понимала в административных делах.

Надо понимать, что «мягкость» в понимани средневековой Азии не означала неумение, например, убивать. Шахрух был умелым воином и проявлял доблесть в бою. Но когда речь заходила о государственных делах, о принятии собственных важных решений, он переполнялся сомнениями. Прекрасно разбирающаяся в вопросах управления, хорошо представляющая себе политический расклад в среде дворянства, умеющая принимать решения Гаухаршад стала ему отличной парой.

Долгое время, оставаясь приличий ради в тени, именно Гаухаршад управляла Хорасаном — частью империи Тамерлана, доставшейся Шахруху. Но в сфере её интересов была не только власть. Она, подобно жене Тамерлана, всячески поощряла служителей науки и искусства, застраивала столицу Хорасана прекрасными новыми зданиями. Двое из сыновей Гаухаршад-бегим, Улугбек и Байсонкур, вошли в историю как просвещённые правители, а также как учёный и художник.

У Гаухаршад было иранское имя, но по отцу она была узбечкой.

После смерти Шахруха именно Гаухаршад выбрала среди внуков его преемника и привела его к власти. Ещё десять лет она была активным политическим игроком Средней Азии, пока её не казнили по приказу одного из Тимуридов, султана Абу Сада. Ей было семьдесят восемь лет, но она всё ещё оставалась слишком опасной, чтобы оставлять её в живых.

Жёны Тимуридов

С другими женщинами Тамерлана и его потомков связаны множество легенд, но в политических играх Тимуридов они, в основном, играли роль гарантов того или иного союза. Например, первая жена Тамерлана, нежно любимая им Ульджай-туркан, сохраняла дружбу Тамерлана с её братом — которая после ранней смерти Ульджай-туркан сразу охладела, а потом перешла во вражду.

Большой скандал вызвала женитьба одного из внуков Тамерлана, Халиль-султана, на персидской рабыне по прозвищу Шад-мульк. Он взял жену без дозволения деда — да никогда бы и не получил такого дозволения. Союз с рабыней оскорблял всю семью и мог заставить отвернуться от Халиль-султана отцов других, более подходящих невест. Тамерлан даже отдал приказ о казни Шад-мульк, но в дело вмешалась Сарай-мульк ханым, и бедную женщину оставили в покое. Удивительно, но именно Шад-мульк после смерти любимой жены Тамерлана народная молва обвинила в её отравлении. Вероятно, все подозрения держались на низком и иноземном происхождении женщины.

Шад-мульк была рабыней из Ирана и волей случая стала невесткой самого Тамерлана.

Тамерлан ещё дважды брал в жёны девушек монгольской крови. Во-первых, Туман-ага, племянницу Сарай-мульк — вероятно, надеясь зачать с ней мальчика с кровью Чингиз-хана в венах. Во-вторых, десятилетнюю монголку по прозвищу Тукал-ханум («Госпожа молодая жена»), с которой он в супружеские права не вступал — не в том был состоянии здоровья, и взял исключительно из политических соображений. Фактически, о Тукал-ханум заботилась Сарай-мульк ханым, словно она была одной из многочисленных детей Тимуридов. Сарай-мульк брала с собой Тукал к Тамерлану, когда его надо было отвлечь от болей разговорами. Тукал забавляла своего старого мужа.

О самой младшей жене Тамерлана Сарай-мульк ханым заботилась, как о ребёнке, потому что она и была ребёнком.

Некоторые невестки Тамерлана также были чингизидками по женской линии, и их после смерти мужа передавали одному из братьев мужа в жёны. Чингизидка в семье была не просто женщиной, а живым символом, её муж автоматически мог претендовать на звание «гургана» — зятя по отношению к роду Чингиз-хана. Так оказались по очереди жёными двух братьев Маликат-ага и Ак-Суфи Севин-бек.

Ак-Султан Ханика, жена легендарного Улугбека и чингизидка, после того, как родила мужу сына, фактчески была отослана им в Хорасан, ко двору Гаухаршад-бегим. Жена Шахруха, вслед за Сарай-мульк ханым, заботилась о воспитании внуков, и именно необходимость в воспитании стала предлогом. На самом деле, Улугбек просто больше любил другую свою жену, двоюродную племянницу, имя которой не оставили нам историки.

В гаремах правителей Востока всегда горели нешуточные страсти и велась борьба за влияние.

Ак-Султан затаила злобу, кроме того, она небезосновательно боялась, что Улугбек предпочтёт оставить свои земли другому сыну, от любимой жены, и она воспитывала сына Абд-ал Латифа в убеждении, что отец недостоин своей власти и что у Абд-ал Латифа желают отобрать то, что ему принадлежит. В результате после смерти Шахруха её сын ввязался в войну за дедов Хорасан, вовлёк в неё отца, а потом захватил отцовский престол в Самарканде и подослал к низложенному отцу убийц. Все амбиции Абд-ал Латифа, однако, обернулись пшиком. Он не смог стать правителем Хорасана, и на престоле в Самарканде удержался недолго — через год его убили. Увы, но политической мудрости Сарай-мульк ханым или Гаухаршад-бегим старшей жене Улугбека очень не хватало, а сам Улугбек не смог передать сыну ни ума, ни миролюбия, которые его отличали.

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
08.06.2018

Не забудь поделиться статьей: