#ПроКино: мы посмотрели это за тебя. "Марсианин" (США, 2015)

#ПроКино: мы посмотрели это за тебя. “Марсианин” (США, 2015)

 

mars

Марсианин – более чем приличный фильм, даже НАСА одобрило. Так что обгадить его будет сложно, но мы постараемся.

Внимание: спойлер. Ниже – один большой спойлер. Не читайте, если не любите спойлеры!

Группа астронавтов работает на поверхности Марса, засовывая в колбочки песок. Внезапно на горизонте поднимается огромная волна песка, как бы подразумевая, что песок пришел мстить. Астронавты оценивают свою скудную базу, решают, что она не выдержит, и надо бы эвакуироваться на орбиту, где ждет большой уютный корабль с незатейливым именем “Гермес”. В процессе эвакуации ботаник Марк (вообще-то, его зовут Мэтт Деймон, но мы будем делать вид, что он Марк, астронавт и ботаник) получает коммуникационной антенной по щщам и улетает вдаль, весело помахивая ногами. Прекрасная командир экипажа кричит: “Марк, Марк”, велит соратникам построиться свиньей и искать Марка при нулевой видимости и аналогичных шансах на успех.

Датчик жизненных показателей Марка молчит, как бы намекая, что показывать уже нечего. Буря усиливается, и водитель красивой ракеты, сообщением “Марс – космический корабль”, говорит, что надо валить, иначе ракета перевернется, а перевернутые ракеты летают только вдоль, но не вверх. Вообще, конечно, вследствие разреженности атмосферы Марса, пыльная буря способна разве что игриво растрепать челку, но мы не будем придираться, потому что иначе все кино насмарку. Поиски сворачиваются, ракета улетает, экипаж подавленно молчит, визоры скафандров запотели от слез.

mars2

Марк просыпается от противного женского голоса, занудно повторяющего: “уровень кислорода критический”. Марк хнычет – ну ма, ну мне сегодня ко второму уроку, но это не срабатывает. Марк вздыхает, поднимается и обнаруживает себя проткнутым коммуникационной антенной насквозь. Герой мысленно матерится, стонет и оглядывается по сторонам. Неподалеку призывно белеет космическая станция. Ну та самая, что должна была не выдержать, поэтому, собственно, все и свалили. Но – сюрприз! База стоит крепкая, как сталь, и чистая, как девственница. Марк мысленно матерится и ползет, любовно придерживая торчащую из груди коммуникационную антенну, потому что она дырку на обоях в скафандре закрывает. В импровизированном лазарете на базе Марк вытаскивает из себя антенну по кусочкам огромными страшными щипцами, аккуратно бросает кусочки в кружечку, зашивает себе живот неким подобием чудовищного степплера и облегченно матерится уже вслух.

Экипаж летящего домой (кстати, почему? миссия заканчивается из-за одной пыльной бури? они решили не проверять, выдержала ли станция? что происходит вообще? ладно, забыли) скорбно молчит. На Земле печальные представители НАСА в лице Джеффа Бриджеса, сообщают озабоченной карьерой прессе, что Марк погиб.   

mars1

Марк записывает видеообращение к потомкам. Суть сообщения сводится к тому, что Марс – это такая планета Шелезяка, населенная исключительно роботами типа Curiosity: воды нет, растительности нет. Так что даже если Марк не взорвется от еще какой-нибудь пыльной бури, у него обязательно закончится еда. И тут мы внезапно понимаем, что коммуникационные антенны обладают развитым интеллектом – наша антенна не стала протыкать навигатора или какого-то вшивого программиста. Она проткнула ботаника. Не в переносном смысле, а в прямом, как земная ось. И чтобы ботаник пожрать не нашел – у нас ведь не фантастический фильм, а суровая марсианская реальность.

Итак, решение вырастить пищу на Марсе пришло само собой, и тут, наконец, вмешалась удача. Выяснилось, что в запасах еды, присланной НАСА астронавтам, присутствуют не только тюбики с борщом, но и упаковка сырой картошки. Либо планировался экспериментальный пикник с жаркой картошки на маршевых двигателях, либо НАСА предполагали, что коммуникационная антенна проткнет какого-нибудь ботаника, его забудут на Марсе, и сырая картошка может оказаться кстати.

Конечно, картошка сама по себе не станет прорастать в неплодородной почве Марса, но наш ботаник в курсе, как заставить землицу родить. Нужны какашки. Слава технологическому прогрессу, все какашки экипажа любовно хранились в уличном контейнере и герметичных упаковках, каждая из которых была подписана (нет, не вру) фамилией владельца какашки. Или создателя. Как правильно? Не суть. Далее Марка ждали два неприятных открытия: 1) красивые девочки из экипажа какают не фиалками;  2) для урожая на станции не хватает воды. Первый удар Марк принял стоически, а для решения второй проблемы пришлось изобрести установку перманентного поджигания водорода, пару раз себя взорвать, но все закончилось хорошо – из какашек появились робкие зеленые ростки.

Тем временем, сотрудники НАСА, пристально всматривающиеся в спутниковые картинки, с изумлением обнаруживают классическое “кто сидел на моем стуле” (переставленный ровер, очищенные солнечные батареи, съеденная манная каша с комочками) и понимают – Марк еще жив. Летящей домой команде решают не сообщать. Они и так переживают, что бросили мертвого друга. Зачем им еще одни дополнительные нервы?

Марк еще раз пересчитывает подаренные судьбой печеньки и делает неутешительный вывод – если я не свяжусь с НАСА, на Марсе заведется жизнь в виде северного пушного зверька. И тут же подкрадется ко мне незаметно. И вдруг нашего героя осеняет – где-то неподалеку (дней четырнадцать езды на марсоходе) валяется зонд 1997-го года, серебристый “металлик”, не бит, не крашен, пробег смешной, состояние отличное, только аккумулятор нужно поменять. Проблема в том, что марсоход четырнадцать дней ехать не может – ему не хватит энергии. Эту проблему Марк легко решает, достав заботливо прикопанный командой возле базы контейнер с плутонием. Зачем его прикопали – опытный зритель не понял. Возможно, решили, что если сказать “крэкс, пэкс, фэкс”, он прорастет, и на Марсе будут расти деревья с плутонием, что оправдывает финансовые затраты за всю эту лабуду. Не важно. Важно, что Марк контейнер выкопал, положил на заднее сиденье марсохода и, весело подпрыгивая на ухабах в компании распадающегося радиоактивного изотопа, поехал за зондом.

mars3

НАСА, затаив дыхание, наблюдает за перемещениями Марка. И, лопнув пару голов, понимают, куда он едет и зачем. Ура-ура, Марк откопал (топнул пару раз ногой по пустыне и нашел) зонд, связь налажена. Марка даже связывают с командой, которая, утирая слезы счастья, говорит: “Прости, что оставили тебя на Марсе, просто ты нам не нравишься”.

Теперь, собственно, проблем не осталось. Еда есть. Связь тоже. Надо просто немного подождать(тм). А через пару лет прилетит волшебник в голубом космолете и бесплатно доставит домой.

Но по космическим законам драматургии, все не может быть хорошо. Поэтому база Марка взрывается, благородно оставив ему небольшое пространство с кислородом (чтобы успел написать завещание) и неблагородно уничтожив оранжерею с картошкой и какашками. Марк печально затягивает все дырки в базе полиэтиленом и скотчем (не вру). И садится ждать смерти. Дождаться волшебника он никак не успевает.

И тут команда Макса, уже приближающаяся к Земле, решает, что один за всех и все за одного. Поэтому “Гермес” огибает Землю и с криком “тысяча чертей!” устремляется обратно к Марсу. НАСА остается в состоянии, которое можно было бы описать словом “ах*й”, но мы приличное издание, поэтому напишем, что сотрудники НАСА поступком команды “Гермеса” несколько обескуражены.

mars4

Марку остается всего лишь подняться к “Гермесу” километров на сто пятьдесят вверх. И у него даже есть для этого запасная ракета (герои фильмов всегда довольно предусмотрительны, разве что коммуникационные антенны не учитывают), но не хватает топлива. Опытный зритель надеялся, что и тут какашки сгодятся, но увы. Прекрасная командир экипажа велит Марку выкинуть из ракеты пару десятков тонн всякой всячины, включая условную крышу. Марк послушно так и делает, привычно залепив дырку от крыши полиэтиленом и скотчем. Теперь вес нормальный, можно лететь. И наш ботаник летит, развеваясь полиэтиленом, как Супермен – плащом.

Налицо кульминация, а, значит, думает опытный зритель, сейчас что-то снова пойдет не так. Бинго! Траектории “Гермеса” и полиэтиленового чуда не пересекаются. Впрочем, по тем же космическим законам драматургии, герои немедленно находят выход. Экипаж “Гермеса” взрывает полкорабля и меняет свою орбиту. А Марк покидает корабль и протыкает себе скафандр (опытный зритель надеялся, что коммуникационной антенной, но и так хорошо), чтобы использовать его, как реактивный двигатель. Прекрасная командир экипажа ловит Марка за руку. Опытный зритель надеется, что они снимут шлемы скафандров и поцелуются на фоне звезд, но снова облом. Облом и затемнение.

Марк на Земле, в красивом кабинете, рассказывает будущим астронавтам, как выжить в дикой природе. Опытный зритель утирает умиленную слезу и уходит праздновать Новый год. Чего и вам, опытные читатели, желает. И держитесь подальше от торфяных болот, коммуникационных антенн и телевизоров.

Текст: Александр Смилянская

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
04.01.2016

Не забудь поделиться статьей: