Ненавистная еда нашего детства. Топ-10

Ненавистная еда нашего детства. Топ-10

Помнишь это чувство, когда ты идешь утром на кухню и думаешь: “Вот бы мама пожарила гренки!” Но мама решила, что жареное и мучное – вредно, и сварила вместо этого кашу. С комочками.

А впереди садик или школа, и ты уже понимаешь, что день не задался, и будут щи, и будет перловка…

Наглый фрукт

peach
В годы дефицита или от крайней бережливости некоторые родители решали логично: начинать есть фрукты нужно с тех, которые хуже сохранились. То есть с мятых, пятнистых, подгнивших. Ты давилась разваливающимся на части бананом, растекающейся хурмой или яблоком, из которого вырезали все «невкусное». Тем временем оставшиеся “на потом” фрукты постепенно переходили в состояние “и есть противно, и выбросить жалко”. Отдельного упоминания заслуживают летние персики. Небритые такие. Внутри-то персик очень вкусный, но ведь сначала надо как-то укусить его за эту шкуру! Брр. И скромное десятое место.

Дохлая рыба

fish
Съесть рыбку — непростой квест для ребенка либо для его мамы. Все мы знали эту историю о дочке знакомых знакомых, которая не вытащила косточку, а скорая доехать не успела. Поэтому к тарелке с рыбой приближались как к склянке с надписью “Яд”. В детском саду рыба к тому же была такой бледной, немощной, несоленой и неперченой, словно мокрая картонка, с костями! Ох, если уж и травиться чем-нибудь, то лучше, все-таки, крем-брюле.

Жиртрест-промсосиска

sos
С какой гордостью родители приносили домой сосиски! А ребенок не жрет. То ли чует, что мяса в этом мясном продукте не содержится. То ли вкус странный, то ли шкурка противная. Но хуже всего сосиска, когда она холодная. Флер мясного деликатеса она теряет моментально. Холодный мокрый жир с жиром. Тут только кетчуп спасает, и поэтому лишь восьмое место. Родители обычно с подозрением относились к кетчупу, но к сосиске он как бы даже полагался.

Мсье Сель Де Рей

seld
Запах сельдерея чувствуется с порога. Кто-то под девизом «ребенку нужны витамины» опять накрошил этих бледно-зеленых стеблей, листьев или корешков (а то и все сразу, чего жадничать!) в суп, второе и салат. Спасибо, что хоть не в компот. Сельдерей, с точки зрения ребенка, создан для того, чтобы портить продукты и отбивать любой вкус. А еще в супе он скользкий и безвкусный, а в салате жесткий и холодный.

Достать до печенок

pechen
Печенка в рейтинге выше сосисок, потому что уж больно она страшна с виду, и сырая, и готовая. Самый, наверное, удручающий вариант приготовления – сероватые куски печенки в расслоившемся сметанном соусе с кусками лука. На вид она кажется мягкой, но на самом деле под рыхлым ливерным слоем скрывались могучие, непобежденные тепловой обработкой жилы. Печенка боролась с едоком ни на жизнь, а насмерть. А запивать еду было, якобы, вредно. И выплевывать неприлично. Но все эти страдания, конечно, ерунда, по сравнению с теми муками, что испытывали дети, чьи родители имели доступ к таким изысканным субпродуктам как мозги, желудки и вымя (и не умели их готовить).

Суп на первое

borsh
На обед нужно есть суп. Хочешь ты или не хочешь, а суп есть нужно. Суп — это детская Немезида. Или жестокий Сфинкс рассольника (зачем, зачем в нем огурцы?) Фермопильское сражение с борщом. Толпа тертых овощей образуют гущу, в которой застревает ложка и твои шансы выйти из-за стола. Щи. Сцилла вареной капусты с ее незабываемым ароматом, Харибда вываренного мяса с жирком. И заботливо подложенная в тарелку вареная морковка, цельный кусок. Это этот, морской змей Ёрмунганд.

Лук от семи недуг

onion
Вареный лук — часть множества блюд, которые, не будь его, не попали бы в ряды нелюбимых. О, эти блестки лука в котлетах, тефтелях, картофельном пюре или гречке. Золушка столько не перебирала просо, сколько мы выбирали мельчайшие кусочки лука отовсюду, куда его с достойным лучшего применения упорством закладывали старшие. Кто-то ради витаминов, кто-то ради вкуса, а кто-то из удивительного желания непременно накормить ребенка именно тем, что он не любит, так, чтобы он не заметил. А мы заметили.

Молочные берега

soup
Невероятно разнообразны в детской жизни несъедобные молочные продукты и принимаемые через них муки. Например, само молоко может быть невкусно холодным или невкусно подогретым, или жутковато парным. И с пенкой. А еще творог, сухой и кисловатый, или такой, гомогенный, из тюбика, или приторно-сладкий, в виде творожной массы (хорошую еду массой не назовут). Лапша в молочном супе с желтыми кружочками жира достойно пополняет ряды ужасных супов… Мы даже нашли людей, которые воротили нос от творожных сырков! Потому что существовала традиция выдавать их за мороженое, а дети секли разницу.

Врассыпную от каши

kasha
Гречневая, рисовая, перловка. Особенно пугала, пожалуй, мертвенно серая, даже синеватая какая-то перловка. Что с ней такое делали в столовых, не известно. Превращали в зомби путем убивания и пропускания электрического тока, вероятно. А из вчерашней гречки воротили жуткую химеру — гречнево-творожную запеканку. Честное слово, только еще вареным луком посыпать сверху, и все, аппетит испорчен до вечера.

Размазня в топе

mann
Лидером топа мы безоговорочно признали манную кашу. Кого-то со слезами вспоминает сравнительно редкую гороховую. Кто-то не может простить свою детскую травму пшенке. Кто-то не понимает, как люди в своем уме едят овсянку, будь она хоть золотом посыпана. Но другой такой НИКАКОЙ, скользкой, бледной, остывающей с такой скоростью, словно она нарушает законы термодинамики, не исправимой ни вареньем, ни медом, ни сгущенкой каши, как манная, мы не знаем, правда. И нас очень радует, что сегодня педагоги с докторами считают ее не особенно-то и нужной в детском рационе.

Фото к анонсу:  shutterstock.com

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
16.06.2015

Не забудь поделиться статьей: