Как я ушла жить в онлайн-игру на два года

Как я ушла жить в онлайн-игру на два года


game

Мы давно приставали к нашей любимой Саше Смилянской с расспросами: Как тебя угораздило? Да что ты там вообще делала? Два года?! И вот она нам рассказала.

Шло суровое лето 2008-го года. Над страной гордо развевался (и развивался, да) злобный кризис. Кино не снимали.

Один из телеканалов закупил все серии “Санта-Барбары” за пару долларов, чтобы забивать дневной эфир. Сериалы не снимали тоже.

Саша, то есть – я, сидела без работы и сосала, в лучшем случае, сушку. И тут, без объявления войны, мой приятель, руководивший разработкой компьютерных игр, вдруг и говорит человеческим голосом: “Саша, а напиши сценарий для нас. Для компьютерной игры сценарий напиши”. Я радостно ответила: “Давай!”, а уже потом спросила – что конкретно делать? Приятель широко улыбнулся и сообщил, что ему нужен сценарий для ММОРПГ. “Для эмэмоэрпэчто?”, – уточнила я. “Ну, что-то типа World of Warcraft!”, – воскликнул приятель, уверенный, что эти английские слова говорят мне о чем-то важном. А затем, глядя в мои растерянные глаза, сник и сказал: “Так, я понял, скачай, поиграй два дня, а потом поговорим”.  

Из-за компьютера я поднялась только суровой осенью 2010-го.

***

Об этом уже неоднократно писали, но жизнь в онлайн-игре гораздо справедливее, чем в реальности. Если ты выбираешь профессию и тратишь время на ее прокачку, то в будущем эта профессия с гарантией приносит тебе доход. Понимаете, дорогие люди с запылившимися на антресолях дипломами? Если ты лекарь, то способен вылечить всех – ты не скрипишь зубами от отчаянья при виде безнадежного пациента. Если ты пациент, то лекарь полностью поднимает тебя на ноги за долю секунды, даже если ты был при смерти.

И уж, конечно, в игре невозможна ситуация, когда ты – великий герой, пробрался на самый верх, у тебя самые лучшие доспехи, самые быстрые средства передвижения, красотка жена, ты едешь по какому-нибудь виртуальному Далласу, и тут тебя с огромного расстояния убивает навсегда какой-то нуб первого уровня. Или, например, ты – знаменитый эльфийский бард, левел 100, твое имя знает любой дворф в занюханной таверне Караноса, у тебя есть слава, деньги, опыт, но – опять же, какой-то нуб берет смертельное оружие, стреляет тебе в грудь, и ты умираешь. Навсегда. В игре это невозможно. Первоуровневый игрок просто не попадет по высокоуровневому. Ему на весь экран будет написано: “Мимо”. Или там: “Леннон жив”.

Если нарисованный бюрократ дал тебе задание: иди и собери десять лапок василиска, то это задание можно выполнить. У василисков действительно есть лапки, а не клешни, или вообще: “Ой, мы не знаем, обратитесь за лапками через неделю в пятый кабинет”. А когда ты приносишь бюрократу эти лапки, то он дает тебе награду за выполненный квест, а не намекает на взятку всякими: “Ох, ну что же вы принесли, это не те лапки, мне нужны с перламутровыми коготками, вон же форма приема лапок на стене висит, вы что – слепой?”

В игре так не бывает. Игра очень честная. И правила одинаковы для всех игроков, даже если у вот этого смешного зеленого гоблина папа – прокурор.

А человеческое общение в онлайн-играх мало отличается от того, что мы подразумеваем под общением “реальным”. Одна из лучших вечеринок в моей жизни случилась, когда мы всей гильдией полетели в Зангартопь, купались голыми в тамошних озерах, ловили рыбу, жарили ее на костре, пили даларанское красное и до утра пели песни. Опьянение, кстати, казалось вполне реальным, а печень не пострадала.

Родные и близкие, само собой, были в ужасе. И когда я пыталась хвастаться: “Мы Лича убили, я соло отхилила, потому что все остальные крабо-лекари сдохли на первой фазе”, вместо положенного восторга и падения предо мною ниц, почему-то озабоченно переглядывались, все чаще употребляя слово “секта”. А я была в абсолютном порядке, ясно вам, жалкие ничтожные людишки?!

***

В 2010-м накопленные сбережения закончились, а жаренной рыбой из озер Зангартопи особо не наешься. Пришлось возвращаться в реальный мир. Первое время было легко, кстати. Все вокруг такое интересное. Люди в магазинах скандалят, лица у всех злые – офигенно проработанная графика! Но это довольно быстро стало надоедать. По законам этого мира никого убивать нельзя, что, между прочим, жутко раздражает. А касательно морального запрета на убийство – вы наших судебных работников, например, видели? Это ж, очевидно, по ту сторону морали.

К тому же, со временем, мне все чаще стали сниться водопады Седых Холмов, где я, в старости, мечтала бы поселиться. Поэтому после годового перерыва я решила осторожно вернуться. И тут же нашла таких же, как я: тех, кто уже взрослый, работающий и семейный, но тоже ночами, в судорогах абстинентного синдрома, кричал, увидев во сне незабываемое небо Аутленда. Поэтому мы встречаемся два раза в неделю. По три часа. А потом возвращаемся в этот глупый реальный мир с его глупыми законами и тотальной несправедливостью.

Здесь, наверное, должна быть какая-то мораль. Что-то вроде “Играть плохо, жить хорошо”. Или там: “Ничто не заменит радости от кожаного человеческого тепла”. Или, скажем: “Этот опыт научил меня ценить близких людей”. Но ее не будет, морали этой. Поскольку единственное, о чем я немного жалею – так это о том, что вы не понимаете, что означает убить Архимонда в эпохальном режиме, и не можете оценить, насколько я крута.  

Текст Александра Смилянская
Фото: Shutterstock

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
03.02.2016

Не забудь поделиться статьей: