Как я сделала татуировку: котики зовут друзей!

Как я сделала татуировку: котики зовут друзей!

tat

Мы давно хотели написать о женщинах и татуировках и попросили Беллу Рапопорт рассказать о своем опыте. Зачем бить тату, больно ли это и как встречать старость (Pics.ru предполагает, что встречать ее надо весело и в том, что тебе нравится) с татуировками котиков – читай в ее колонке.

Рождение мечты

Моя юность пришлась на конец 90-х. Тогда в моде были волосы кислотных цветов, тяжелые ботинки и пирсинг с татуировками в большом количестве — Кит Флинт из Prodigy в то время все еще оставался ролевой моделью и иконой стиля. Тяжелые ботинки у меня были, а вот с татуировкой не получилось. Вместо этого я проколола пупок. Дважды (первая сережка почему-то сползла).

Потом меня закружил вихрь поиска других удовольствий, хотя мечту о татуировке я продолжала лелеять, а закончилось все семейной жизнью, в рамках которой мой партнер запрещал мне делать татуировки и прокалывать нос. Ему казалось это глупостью, а мне почему-то казалось нормальным, что посторонний (пусть и не слишком) человек указывает мне, что можно, а что нельзя делать с моим телом.

В итоге мы расстались (лучшее событие в моей жизни), чуть позже я стала феминисткой, и в качестве акта освобождения проколола нос. Но на татуировку все еще не решалась. Не то чтобы меня сдерживали расхожие стереотипы вроде “а как это будет выглядеть в старости”, но отважиться на что-то впервые мне всегда было сложно. К тому же не было сюжета, мастера и денег.

Цоппино – самый правдивый котенок

Сюжет для первой татуировки отыскался внезапно. Я стала перечитывать любимого писателя детства, Джанни Родари, и обнаружила в его сказках не только пересечение с моими нынешними взглядами, но и крайне симпатичного персонажа, практически моего маскота: Цоппино из сказки “Джельсомино в стране лгунов”. Котенок (а я же, как всякая приличная феминистка, без ума от кошек) мог унять зуд в своей меловой лапке, только написав на стене разоблачения короля-обманщика, а еще он учил лающих котов мяукать — да это же практически я!

Поскольку по сюжету котенок — это нарисованный на стене мелом контур, то первой татуировкой его делать было не страшно. Я нашла иллюстрацию к польской книжке, а знакомая по Фейсбуку феминистка-татуировщица из Москвы, во время визита в Петербург быстренько мне ее набила. Все заняло 10 минут, было скорее не больно, а приятно, зажило как на собаке, и я немедленно захотела вторую.

Котик и зеркало Венеры

tat1

Вторую татуировку я ждала подольше: у меня опять были проблемы с сюжетом, мастером и деньгами, но Валя, та самая татуировщица, нарисовала мне ко дню рождения открытку. На открытке было зеркало Венеры с кулаком (феминистский символ), на котором мирно спит котик. Котик, понимаете! На зеркале Венеры с кулаком! Конечно, я сразу поняла, что “в старости это будет выглядеть” прекрасно. То есть — надо бить.

Больше, чем через полгода я доехала до московской студии. В последний момент я впала в панику: не могла решить, на руке или на ноге. “На руке уже есть один кот, а на ноге еще долго никто не увидит” — рассуждала я (был ноябрь). После сообщения подруги, что, увидев двух котов на моих руках, все будут думать, что я кошатница, я решила, что я она и есть, и нечего стыдиться себя. И выбрала запястье. И мы приступили. И это было больно. Очень больно. Было больно, когда били контур. Было еще больнее, когда били заливку. Когда били тени, я уже могла только молча лежать, полуприкрыв глаза, и изредка судорожно вздрагивать.

Три часа непрерывной изматывающей боли. Чем ближе к ладони, тем больнее. Поход к стоматологу — ерунда по сравнению с этой болью. Разве что особенно болезненную менструацию, когда кажется, что твои внутренности наматывают на вилку и крутят, еще можно было сравнить с тем, что я испытывала. Я ужасно вымоталась, я было даже представила себе роды (да простят мне рожавшие эту крамолу). Я не верила, что выйду оттуда. И тут все кончилось.

Мне обмотали руку пленкой и отпустили восвояси. И я пошла, ужасно довольная, и как будто даже и не устала. И даже побывала в тот день в баре и в гостях, везде как бы невзначай открывая свою героическую руку в пленке. Не буду долго описывать, как я мыла мылом и мазала Бепантеном своего котика, как сдерживалась, чтобы не чесать, когда чесалось, как хотелось отковырять с него корочку. Теперь котик мирно спит на моей правой руке и дружит с тем, что на левой. И, кажется, они просят купить им еще братика или сестричку. А то и десять. В конце концов, у меня еще есть нога. И другая. И спина. И в старости я буду выглядеть отлично, я уверена.

Текст: Белла Рапопорт

Фото на анонсе: Shutterstock

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
17.12.2015

Не забудь поделиться статьей: