Галина Шергова и Александр Юровский: Почему легкомысленный брак легенд советского ТВ продлился полвека

Галина Шергова и Александр Юровский: Почему легкомысленный брак легенд советского ТВ продлился полвека

Галина Шергова была легендой советского, а затем и российского документального телевидения. При ее участии были созданы более 200 фильмов, лично была автором и ведущей нескольких телепрограмм. Александр Юровский – журналист, кинодраматург, сценарист, один из первых редакторов Центрального телевидения, автор первого в Советском Союзе учебника по тележурналистике. Их роман, начавшийся с крепкой дружбы, продлился полвека. Они смогли противостоять бездушной партийной машине в борьбе за собственное счастье и сохранить совершенно юношескую свежесть чувств до конца своих дней.

Внезапный роман

Галина Шергова познакомилась с Лешей (так звали Александра Юровского все друзья и близкие) в редакции журнала «Огонек». После творческой командировки Галина привезла документальный очерк, и ей назначили персонального редактора. Сама она считала себя автором довольно капризным, потому что к правке собственных текстов относилась весьма настороженно и готова была отстаивать каждое написанное слово. Но в этот раз замечания были конструктивными и способствующими улучшению готового произведения.

Галина Шергова, 1941 год.

Александр Юровский и впоследствии оставался для нее самым уважаемым и авторитетным редактором, чьи правки она была готова принимать практически безоговорочно. Он и сам писал в журнал и был очень требователен к себе, как к автору. Галина и Александр подружились в самом прямом смысле слова, в их отношениях не было и намека на романтику.

Он уехал в командировку в Батуми, она – в Тбилиси. Уже перед самым отъездом она позвонила другу Леше и совершенно растерялась, услышав его просьбу срочно приехать. И Шергова срочно выехала в Батуми, решив, что у него что-то стряслось и нужна помощь.

Галина Шергова.

Юровский встречал ее на перроне с охапкой цветов, за которой трудно было рассмотреть его самого. А в гостинице весь пол в номере был усыпан лепестками роз. Она сделала шаг в номер и поняла: прошлого больше нет. Есть только он и она в пьянящем аромате роз.

Семь дней в Батуми превратились для них в медовый месяц. Они вышли на шхуне в открытое море и едва не распрощались друг с другом. Как только шхуна отошла от берега, начался жуткий шторм. Благо, местное начальство следило за безопасностью столичных гостей, и на помощь их жалкому суденышку были высланы пограничные катера.

Галина Шергова и Александр Юровский.

Для знакомства с обычаями гор их отправили в Хуло – дальнюю деревню, куда даже советская власть не могла добраться в полной мере. Поездка вышла экстремальной, с переездами по хрупким мостиками и крутым обрывистым дорогам. А они впитывали романтику своего нежданного медового месяца.

Московские бури

Их ждала Москва и решение тех проблем, которые могли помешать их счастью. Галине предстояло расстаться со своим мужчиной, а Александру – развестись с женой, оставив любимую дочку, которой только исполнилось 4 года. Леша был с супругой честен и сразу же уведомил супругу о своем уходе. Впрочем, она была человеком очень порядочным и отпустила Юровского без сомнений, никогда не создавала преград для его общения с дочерью.

Галина Шергова.

Но в партийную организацию «огонька» стаями полетели анонимки об аморальном поведении сотрудника редакции.

Александра Юровского вызвали в партком и поставили ультиматум: партия или Галина. Для него же выбор был очевиден, он сделал его еще в Батуми и не собирался менять. Ему сделали строгий выговор с занесением и уволили с работы.

Она оставалась сотрудником «Огонька», но получала не зарплату, как штатные сотрудники, а гонорары за сданные материалы.

Леша долгое время оставался без работы. Мало того, что он был евреем, и это уже стояло на его пути к получению нормальной должности, так национальность отягощалась еще и строгим выговором. Найти работу при таких условиях было почти невозможно.

Галина Шергова.

Галина Шергова тоже была еврейкой, но в паспорте у нее стояла национальность «русская». Однако в 1953 году, когда разразилось «дело врачей» посчитала себя обязанной сменить паспорт, вписав в него настоящую национальность. Она не могла быть непричастной к судьбе мужа и родителей-евреев, которые тоже были врачами и жили в том самом доме от Минздрава, где каждый день проходили аресты.

После смерти Сталина все изменилось, врачи были реабилитированы, а вскоре и Леша нашел работу. Его приняли на Центральную студию телевидения руководителем группы тематических направлений. Как сказала позже директор Валентина Николаевна Шароева, Юровский был так красив, что она не могла ему отказать.

Александр Юровский.

Позже Александр Юровский станет первым аспирантом кафедры журналистики МГУ по специальности «телевидение», в 1976 получит ученое звание профессора.

«Ты – жизнь моя. А больше – ничего»

Расписались они только тогда, когда дочери их Ксении было уже 10 лет. Да и то в связи с перспективой получения собственного жилья. Именно поэтому Галина Михайловна называла их брак легкомысленным. Друзья, узнавшие об официальной регистрации брака, тут же прибежали их поздравлять. Галина сидела в фате из занавески, а дочь одобрительно кивала, узнав, что родители стали мужем и женой.

Галина Шергова.

Несмотря на все сложности, жили они действительно весело. У них были настоящие друзья: Визбор, Гердт, Ширвиндт, Чухрай и еще множество известных личностей. Они все умели дружить и умели ценить дружбу.

Галина Михайловна в своем очерке «А больше – ничего…», изданном в 2005 году, уже после смерти Александра Яковлевича, напишет о том, что он подарил ей целую жизнь.

Телеведущая Екатерина Шергова на фоне фотографий дедушки Александра Юровского (справа) и бабушки Галины Шерговой (слева).

Даже в зрелом возрасте она не переставала чувствовать себя настоящей женщиной, любимой и желанной. Он мог приехать за 100 км от Москвы, чтобы внезапно войти к ней в купе, когда она возвращалась из командировки. Когда она летела из Парижа в Москву, во время пересадки в Праге ей в информбюро передавали сообщение от мужа о том, что он ее очень любит и ждет.

И все-таки она сказала о любви…

Она почти не говорила ему о любви в своих стихах. Сказала лишь однажды, боясь недооценить его значимость в своей жизни.

Эту песню Юрий Визбор посвятил Галине Шерговой

Александр Юровский не делал Галине Шерговой красивого признания в любви с предложением руки и сердца, он просто cделал ее счастливой.

29.01.2018

Не забудь поделиться статьей: