Это Эбола, позвони моей маме!

Это Эбола, позвони моей маме!

Когда мужчина болеет, его женщине нужно перестроить свою жизнь радикально и навсегда. Ладно, не навсегда, но, по крайней мере, на целую неделю (или сколько там длится грипп?). Собственно, основное правило тут одно: сделать скорбное лицо без пяти минут вдовы и не смеяться слишком громко. Но это сложно, потому что болеют мужчины примерно так:

Потише, пожалуйста. Произносится слабым голосом, как, впрочем, и любая другая фраза. У него температура, а у тебя фен. И пылесос. И миксер. И стиральная машина. В прошлой жизни ты была Томазо Торквемадой или безымянным китайским мастером заплечных дел, который сочинил пытку отсутствием сна и покоя. Можно мне бутербродик? Это, возможно, последний бутербродик в его жизни, так что придется постараться. Кашку? Нет, кашку он не хочет, поставь бутербродик вот тут и не мешай, у меня колонна танков по правому флангу. Поправь мне подушечку. Только осторожно, я ведь такой хрупкий. Включи спортивный канал. Это единственное, что помогает как следует пропотеть. Нужно заснуть под спортивный канал, проснуться под спортивный канал, а потом заснуть заново (да-да, под спортивный канал). Четкое соблюдение этого цикла дает небольшой шанс, что я все-таки однажды поправлюсь и снова увижу солнышко. «38.5». Пишет он в Фейсбуке. И следующие три дня с печальной и немного отстраненной от этого грешного мира улыбкой лайкает: «поправляйся, бро!» и «держись, все будет хорошо!». Займись со мной сексом. Кто сказал, что у меня Эбола? Я сказал? Ну, ладно, все равно займись, Эбола почти не заразна, честное слово. Ты куда? Какая работа, какой магазин, какие родители?!  Не вздумай даже. Вдруг что-то случится, я сам не вызову скорую, а ты потом всю жизнь будешь себя корить. Я не могу допустить, чтобы это произошло, сиди дома. И принеси еще один бутербродик. Я не знаю. Универсальный ответ на любой вопрос Вселенной. Хочешь чайку? Я не знаю. Может, молочка погреть? Я не знаю. Ну а кто знает? Да не знаю я, кто знает, отцепись. Задавать уточняющие вопросы болеющему мужчине бессмысленно и жестоко. Правильным выбором будут императивы: принести молоко и приказать: «пей». И не обращать внимания на немой укор в обреченных глазах. Я памятник себе… как бы говорит мужчина, укладываясь на диван в гостиной. Приболевшая женщина, как правило, забивается в уголок и старается кашлять потише, дабы не беспокоить окружающих. Мужчины же болеют со вкусом, с толком и с расстановкой. Они ложатся в центре комнаты, громогласно чихают 12 раз, сообщая соседям о наступлении полудня, и закидывают пространство вокруг себя бумажными носовыми платками, чтобы было красиво, как елочка и конфетти. Не хочу. В принципе, он ничего не хочет. Но лекарства – особенно. Лекарства мужчина будет употреблять, только увидев свет в конце туннеля. То есть, под конец болезни и сделав очень большое одолжение. К счастью, лекарства на мужчин действуют очень хорошо – к тому моменту, когда ты от него заразишься, он успешно отчалит на службу.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
10.11.2014

Не забудь поделиться статьей: