Если твой ребенок - утка или улитка - это нормально!

Если твой ребенок – утка или улитка – это нормально!

for

В возрасте трех-четырех лет дети, бывает, входят в какую-нибудь роль и… не хотят выходить. Со временем,  конечно, это проходит, но лулзов окружающим приносит по полной. И ладно еще, когда ты была в детстве хоббитом, Сейлор Нептун, трансформером Бамблби или еще чем-нибудь предсказуемым.  Смотрите реальные истории, которые нарочно не придумаешь.

Один мальчик твердо решил, что он ягненок. Мама радовалась, пока была прогулка, радовалась, когда мальчик согласился есть салат, но тут мальчик начал обдумывать свое семейное положение – и уточнил, как называется мама ягненка. Радость мамы поблекла, но она выкрутилась  – Оооо…овечка!

– Мама Овечка, а как называется папа ягненка? – бодро спросил малыш.

– А не посмотреть ли нам какие-нибудь самые дурацкие мультики? – нервно предложила мама.

for1

Мир в семье, причем не сразу, восстановила ушлая бабушка, которая купила в магазине плюшевого ягненка и подарила ягненку понарошковому. Папа (уже не Баран) многое простил теще за это.

Одна девочка считала себя гиеной. Из “Короля-льва”. Йиии-хи-хихи-хи!!! И звучала, и двигалась соответственно.

Другая маленькая девочка была Чиполлино. Жалкие попытки предложить взамен  Редисочку отвергались без всяких там сомнений. На вопрос “Почему же???” девочка брала себя за челку и с тяжелым сарказмом отвечала “а ты подергай – и заплачешь”. Некоторые наивные люди дергали, вскоре сильно плакали, а чиполлинины родители ходили просить прощения у родителей наивных людей, ну и у воспитателей, конечно.

for3

Еще была девочка Улиточка. Все бы ничего, по сравнению с Чипполлино, но Улиточка, во-первых, старалась носить домик с собой (обычно это было одеяло, но на улицу Улиточка соглашалась брать рюкзак), во-вторых, в принципе не поддавалась поторапливанию, а в-третьих, так и представлялась бабушкиным знакомым.

– Как? Ульяночка? – недослышивали знакомые, а девочка терпеливо и громко, как и надлежит с умственно скорбными людьми, повторяла по слогам.

– У. Ли. Точ. Ка! И бабушка моя – большая Улита.

for2

Один мальчик был Сапог. Не спрашивайте как, никто до сих пор не понимает. Сам он смутно припоминает, что был занят поисками пары.

Одна девочка была Братец Кролик. Искала Терновый куст – мой дом родной, и бегала, как ненормальная. Папа объявлял себя Братцем Лисом, и они шли бороться, причем Братец Кролик обычно побеждал.

for4

Один мальчик отзывался только на имя Волк. Принципиально. И если вы думаете, что речь идет о брутальном тинейджере, как бы не так. Это был прелестный малютка с огромными глазами и губками бантиком, а волк имелся в виду нупогодишный. Ну и куда деваться, даже бедные нянечки в саду кричали “Димаволк, Димаволк, куда ты пошел без колготок?”

Надо сказать, что психолог, который впервые это записал как повсеместное явление  (и считал нормой в развитии психики ребенка), Михаил Лазаревич Лурье, тоже не с принцессой имел дело.

Его четырехлетняя дочь лежала на диване, задрав ноги, и на вопросы задумчиво отвечала:

– Я жареная утка!

Вот это, мы понимаем, заявка.

Текст: Ася Михеева
Фото: Shutterstock

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
02.01.2016

Не забудь поделиться статьей: