16 вещей, с которыми мы никогда не расстанемся

16 вещей, с которыми мы никогда не расстанемся

Ну ладно еще советские елочные игрушки или первая ребенкина поделка. Это понятно, это святое. Но мы, девочки, храним целую кучу гораздо менее осмысленных вещей, причисленных к лику святых заодно с настоящими ценностями.

Одежка не по размеру

size
Юбчонка, честно признаться, коротковата на полтора десятка лет. Однако, честно признаваться – не наш метод! Я же похудею, обязательно похудею. Это неизбежно, как победа коммунизма. И именно эта юбочка будет вдохновлять меня на подвиг. Из своего дальнего, богом забытого угла шкафа, ага.

Очень Нужные Прибамбасы

bam
Именно с их-то помощью я и похудею. И уже продвинулась на этом пути нечеловечески далеко! Трижды поподнимала вот эти гантельки и дважды повращала вон тот хулахуп. Правда, если вспомнить, когда это было в последний раз… То лучше не вспоминать. Вот эта пыль на поверхности могла бы многое рассказать. Но выкинуть эти штуки никак нельзя. Потому что это будет признанием поражения. А так есть надежда. Где-то глубоко-глубоко… Примерно на глубине того слоя шкафа, где произлегает заветная юбочка.

 Дикая одежка

dress
Дикая, но симпатичная, блин! Неизвестно, какая призвезденная звезда стояла в тот вечер над головой, в какое созвездие полез перегревшийся Меркурий, но дело было сделано. Рука зачарованно протянулась к кошельку и приобрела это чудо кроя и дизайна. Только не спрашивайте, люди, зачем у него столько сантиметров вот тут. И именно вот этого оттенка малиновая блямба вот там. Ну прикольно же. С чем и куда ЭТО можно надеть, не спрашивайте совсем. Может, сойду тут с вами с ума окончательно – и когда заберут меня дюжие санитары, буду во всем этом – звезда отделения. Поэтому пусть висит.

Страшненькие украшения

gem
Шедевр пакистанской бусопромышленности за десять рупий из высококачественного эксклюзивного мела, с виду чистый изумруд. Ну царапанный, так почти незаметно. Чтобы их приобрести, надо было сильно перегреться… Однако жар как-то не остыл и поныне. Поэтому они – лежат. А вдруг. Ка-ак выйду, ка-ак тряхну. Ай-на-нэ, вы меня еще не знали, но вы меня узнаете!

Неподходящая косметика

up
Вот ведь не пользуешься ты красными тенями. По крайней мере, после того случая в старшей группе, когда мама не усмотрела за своей косметичкой, как-то не приходилось. И пользоваться явно не будешь, у тебя же в голове имеется мозг. Однако этот орган почему-то каждый раз отказывает, когда заносишь руку над этой коробочкой. “Ну ты чего, это же Шанель! Которая Коко!” – квохчет мозжечок. И оба полушария сразу же согласно кивают: ну да, ну да, и мало ли какие случаи бывают.

Секретная документация

pap
У белочки рефлекс копить орехи, у сапиенса – бумажки с печатями. Если на бумажке наляпан какой-то синенький кружочек – она сакральна, а значит ее нужно хранить вечно. Особенно если это супер-важная инструкция на тридцати трех языках для тостера. Которая, кстати, и на одном-то не была прочитана, потому что там ровно одна кнопочка. И гарантийный талон на тостер тоже хранится в любви: а то вдруг кнопочка сломается! Ничего, что гарантия прошла пятнадцать лет назад, а тостер давным-давно выкинули. По этой бумажке души почивших тостеров наверняка будут воскрешены на Страшном Суде для бытовой техники.

Потускневший глянец

mag
Жизнь у этого бумажного мотылька – как у однодневки: яркая и краткая. По задумке редакции – месяц. А по правде – ровно два вечера, за которые ты в туалете изучишь все от корки до корки. С какой целью стопка журналов продолжает жить и расти – вопрос из области “Как бороться с целлюлитом” и “Кто выпил всю воду”. Анджелина за это время три раза замуж сходила, а на дне твоей стопки она все еще девица на выданье…

Фикус Вася (ака фикус Шредингера)

fik
Пациент либо жив, либо он мертв. Если он мертв, его можно оживить или нельзя оживить. Вася перманентно находится на границе этого и потустороннего мира. Вроде сохнет, идет пятнами, гнется и скрипит. Но не дохнет же, гад зеленый, окончательно! И иногда по весне вдруг какую-то шальную почку выпускает. И как его после этого на помойку?! Такое впечатление, что собственными вот этими руками тяжкий грех совершаешь. И будет он к тебе приходить по ночам, невинно убиенный, и плакать зеленою слезой.

Книжка с автографом

aut
Совершенно ничем не выдающееся произведение. Прочитано до тринадцатой страницы, дальше миссия невыполнима. Возможно, она могла бы осчастливить какой-нибудь буккроссинг микрорайонного масштаба. Или сельскую библиотеку в местности, где интернеты не водятся, а все брошюры по пожарной безопасности зачитаны до дыр. Но ты не можешь, нет. Кто-нибудь же откроет первую страницу – и прочтет: “Милой Оленьке на долгую память от преданного ей автора”. И подпись широкая, размашистая и счастливая, как предвкушение народной любви и скорого Нобеля. И тут все поймут: вот из-за таких, как ты, жестокосердная, он и не получил своего Нобеля. И наверняка угас в бедности и безвестности.

Божественно красивая баночка из-под чая

Бесконечно красивая и бессмысленно-беспощадно бесполезная, как Ламборджини в колхозе “Светлый путь”. На ее стенках трудолюбивые китайцы не поленились изобразить утонченных японок, а на ее крышечке расцвели хризантемы радующих глаз оттенков. Но что туда ни придумай поместить – пуговицы, скрепки, чеки или заколки-невидимки  – когда они понадобятся, все равно ты не вспомнишь, что они рачительно складированы именно там.

Розовая мышь

Миленькая как ангелок, хотя вообще-то страшненькая как смертный грех. Зависит – в каком настроении посмотреть. Ты чаще всего смотришь с умилением, потому что эта страхолюдина (то есть страхоживотина) была подарена тебе твоим первым мальчиком. На ваш самый первый день Валентина. Он же и последний. Но тогда-то это было навеки. Только самый первый из восьми разов навеки…

Дурацкая аромалампа

lava
Когда этот гад (уже не первый, а другой) тебя бросил, ты красиво замахнулась его восьмимартовским презентом… Но по пути рука почему-то остановилась. Ценная штучка, а чо. Можно свечку зажечь и полезным эфирным маслом капнуть (как советуют журналы на дне твоей глянцевой трясины). Ничего, что ты ни разу не проделала подобный ритуал даже когда даритель еще был с тобой? Потому, видать, и сбился с пути бедолага, что не светил ему путеводный огонек этой кривенькой бандуры…

Альбом с фотографиями

alb
С такой затертой бархатной обложкой, в девичестве – цвета бордо. С собственноручно наклеенными фотоуголками. И так дизайнерски украшенный с помощью покоцанных открыток Зарубина, что этот ваш новомодный скрапбукинг можете засунуть себе в свой молескин. И там внутри такие молоденькие родители совершают вынос тебя из роддома! И такие гладиолусы в полтора раза выше себя ты героически тащишь первого сентября! И такой эпохальный начес сооружен на первую дискотеку!.. А еще где-то на том шкафу (кстати, в этом году пора бы и пыль вытереть) была шкатулка с чеканкой на крышке. Там хранятся открытки от любимых Ленки и Таньки, с бессмертными строками: “Котик лапку обмочил в синее чернило – и напамять напесал: Оля будь щаслива!”

Дневник

dia
Ученицы 1-“А” класса средней общеобразовательной школы. Четыре урока в понедельник, на вторник ничего не задано, в среду две кругленьких веселых пятерочки, внизу страницы – мамина подпись. В трех местах – ликующее размашистое: “Каникулы!!!” через весь разворот. Ну лепота сплошная. Только где-то в начале четвертой четверти странная запись: “Поет на уроке природоведения”. Так весна ведь, за окном птички распускаются!

Мишутка

ted
Сами же заставили в садике заучить жестокую Агнию Барто с ее душераздирающим: “Все равно его не брошу, потому что он хороший!” Не удивляйтесь теперь тому, что он, хоть и полюбленный молью со всех сторон, теперь вечно живой, круче дедушки Ленина и Дункана Маклауда вместе взятых. А что смотрит так печально своей пришитой пуговицей – так это он обо мне слишком много знает…
Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
30.03.2015

Не забудь поделиться статьей: