Павел Зыгмантович: вытесненные воспоминания – миф - Pics.Ru

Павел Зыгмантович: вытесненные воспоминания – миф

pam
Наверняка вы слышали о концепции вытесненных воспоминаний. Дескать, когда в жизни человека случается какая-нибудь трагедия, человек может взять, да и вытеснить воспоминания об этом событии, подавить их, спрятать в закоулках мозга и чертогах разума, но ни всё равно будут оттуда фонить и влиять на его жизнь. Так вот, всё это – выдумки. Реальность устроена гораздо интереснее и сложнее, рассказывает психолог Павел Зыгмантович.

Когда придумали вытеснение?

Судя по всему, идея о подавленных воспоминаниях – это продукт девятнадцатого века. Раньше такой идеи просто не существовало.

И вот доказательство. Психиатр Харрисон Поуп предложил вознаграждение в 1000 долларов тем, кто сможет найти пример с подавленными воспоминанию о травмирующем событии в любом виде литературы на любом языке до 1800 года н.э. (Pope et al., 2006).

Логика проста – если подавленные воспоминания действительно существуют, о них бы писали на протяжении всей письменной истории человечества. Например, так писали о галлюцинациях и бреде – а это вполне себе существующие феномены психической жизни человека.

Что же, удалось кому-нибудь получить деньги Поупа? Нет, конечно.

Потому что мы ничего не вытесняем.

Вытеснения не существует

pam2
Мы, люди, были бы только счастливы, если бы вытеснение существовало. Тогда у нас бы не было такой проблемы как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Когда люди переживают какое-нибудь ужасное событие, они его не забывают, увы. Наоборот, они его помнят. А если помнят очень хорошо, то здесь и начинается ПТСР (я, разумеется, упрощаю, но не во вред сути).

Например, Иосиф Каминский, единственный взрослый, выживший в Хатыни, уничтоженной гитлеровцами, наверняка рад был бы подавить в себе воспоминания о том мартовском дне, когда его с односельчанами загнали в сарай, и подожгли (Каминский потерял тогда жену и четырёх детей).

Я видел хронику, где Каминский выступал на открытии мемориала «Хатынь». Его трясло так, что понятно – до сих пор не отпустило. В 1969 году – не отпустило.

Так устроено ПТСР – это прежде всего повторяющиеся и навязчивые воспоминания о событии и повторяющиеся сны о событии.

При этом какие-то важные моменты события человек может забыть, но само событие – помнит. Хотел бы подавить, рад бы вытеснить – а помнит.

Более того, у нас есть так называемая негативная предвзятость (negativity bias) – мы в целом склонны замечать и фиксировать больше плохое, чем хорошее.

Так что для вытеснения воспоминаний просто нет возможности, увы.

Что с нашей памятью?

pam1 - копия
Но это ещё не всё. Как показала в своих исследованиях Элизабет Лофтус и её коллеги, мы никогда не вспоминаем фотографически. Каждое воспоминание – это конструирование. Вроде как из кусочков детского конструктора собирать машинку.

Причём со временем часть деталек заменяется другими, а мы этого даже не замечаем. И упоённо собираем и собираем эту машинку.

Как я уже писал выше, важные моменты могут забыться, и на их место станут совершенно посторонние эпизоды. Вам будет казаться, что это действительно произошло с вами, но по факту – это вы прочитали в книге или посмотрели в фильме, а потом, если так можно выразиться, «присвоили» всё себе.

Более того, человеку можно внушить ложные воспоминания (Лофтус это умело проделывала в своих экспериментах). Иногда человек может верить, что с ним случилось что-нибудь ужасное много лет назад, хотя в реальности ничего такого не происходило. Ложные воспоминания, все дела.

Наконец, есть любопытная тенденция – если финал события был не так уж и плох, мы всё событие можем запомнить как хорошее (или умеренно плохое). Подробнее см. в работах Даниэля Канемана о «помнящем я» или вот в этом видеоролике.

В общем, наши воспоминания – крайне ненадёжная шутка, и воспоминания ложные очень легко назвать воспоминаниями подавленными.

Итого: Исследования показывают, что люди не подавляют воспоминания о травмирующих случаях, а наоборот, помнят их слишком хорошо. Даже если детали забываются или заменяются (а это естественный процесс), канва события остаётся в целости и сохранности. При этом наши воспоминания настолько хрупки, что человеку при определённых усилиях можно внушить воспоминания о чём угодно. Однако вытеснения воспоминаний у нас нет, это выдумка из девятнадцатого века.

Источник: сайт психолога Павла Зыгмантовича

Фото: Shutterstock

Читай также:

Павел Зыгмантович: “Стадии переживания горя: не всё так просто”

Павел Зыгмантович: “Зона комфорта” – два слова, которые портят жизнь

Павел Зыгмантович: всё, что пишут о психосоматике – фейк

25.07.2017

Не забудь поделиться статьей: