Чужие дети: инструкция по обращению - Pics.Ru

Чужие дети: инструкция по обращению

shutterstock_497487244

Ну ладно, предположим, мы достигли каких-то договоренностей о том, что можно и чего нельзя делать со своими детьми.  А как быть с чужими?

Чужие дети – это прекрасно и восхитительно, когда они на фотографиях. Быстро растут, всегда хорошо учатся и никогда не издают звуков. Дайте три. Нет, дайте сто. Когда чужой ребенок витиевато матерится в присутствии твоего, тошнит на твои ботинки и настоятельно интересуется содержимым  карманов твоей мамы,  становится очевидно – чем-то этот чужой ребенок похож на твоего. Нет, не лицом и даже не ухватками. Тем, что разгребать последствия – тебе.

При этом любые твои действия, кроме полного игнорирования, рискуют повлечь  массовые осуждения.

Чего лезешь не в свое дело!

Ты тут кто? Тебя спрашивали?

Своих воспитывай!

Да, в общем, ты и сама думаешь, что посторонним нечего делать в воспитании детей (особенно, например, твоих детей). Особенно, если ты много раз сталкивалась с разными людьми, которые то угощают незнакомого  ребенка какой-нибудь запрещёнкой, то предлагают, типа понарошку, уйти с собой, то орут за какие-нибудь вполне допустимые в вашем доме вещи. «Ты куда лезешь в лужу??? Ты что, утонуть хочешь?» «Ты почему ешь эту гадость? Кто дал тебе кошмарную кока-колу? Ты же заболеешь и умрешь!»

Внезапно получается, что любой вздох в сторону чужого ребенка – это попытка захватить привилегии его родителей. Сплошная бестактность и нарушение границ. С другой стороны, твои-то границы тоже никто не отменял.  А чужие дети, точно так же, как свои, нечасто достаточно сознательны, чтобы отследить границы какой-то чужой тети.  Что же делать

Вариант 1. «Эй, это чей ребенок?»

Самый напрашивающийся способ управлять чужим дитятком – это воззвать к его родителям. Лучше всего работает, когда на родителей есть, чем нажать. Ты папина начальница или у тебя в руках пистолет. В ином случае результат зависит от того, насколько у этих, несомненно половозрелых, людей (родили ж они как минимум одно чадо) вообще есть понимание того, что у других людей есть какие-то права и какие-то личные границы. Иначе на крик «чей ребенок какает в воду на пляже??!!» мы получим ленивое «Мася, не забудь промыть попу».  Сюрприз (на самом деле – нет), но у самых наглых и неприятных детей обычно оказываются самые наглые и неприятные родители. Чистая кровь Малфоев, все такое.

Но может оказаться и наоборот. И  этот редкостный нахал, отобравший и съевший твое мороженое – не избалованный вусмерть прынц, а почти адаптированный инвалид с розовой справкой – уже разговаривает, но еще плохо понимает, что можно, а что нет. (А бывает, что и не разговаривает, увы) Тогда, скорее всего, родители извинятся, объяснятся и постараются в меру возможностей скомпенсировать неловкость и ущерб.

Может быть и еще какое-нибудь мирное объяснение создавшейся неприятности. Родители тупо могли что-то не отследить. Ребенок, может быть, запутался и накосячил нечаянно. Или два месяца, как усыновлен и еще немножко маугли. Так что воззвать к родителям – в целом, не плохой вариант.

Вариант 2. «Мальчик, здесь я сижу»

Предположим, ответственных за ребенка не видно или помощи от них ждать не приходится. А с этим ребенком еще контактировать и контактировать. Это младшенький твоей золовки, или твой сосед в купе, или одноклассник твоего ребенка. Ни убежать, ни выкинуть со своей территории, а  терпеть молча – нереально. А мамаша, извините, спит. Или на любой запрос включает хабалку.

Кроме прямой или косвенной агрессии, существует довольно много способов известить нарушителя границ о том, что он попал не туда. Например, дипломатический протокол.  Вежливо, приветливо и спокойно объясняешь, почему ты не согласна с чем-то. Так же и в том же режиме, как объясняла бы своему собственному ребенку. Или коллеге. Или маме.  Если девочка, которая играет с твоей дочерью, постоянно просит тебя носить ее сотовый телефон, когда вы ходите вместе – предложи ей завести наплечный кармашек или сумочку-пояс. Потому что а вдруг ей мама позвонит, когда они качаются на качелях, или вдруг ты отвлечешься и уронишь этот телефон – у тебя же свой есть; ну и в конце концов, каждый должен отвечать за свои вещи сам. Даже если ребенок привык к иным правилам – ну, что же, тут не дом, тут твоя территория. У нас тут так принято.

Ключевой момент здесь – спокойное объяснение. Ты не нападаешь. Ты даже не воспитываешь (оужас) чужого ребенка, ты просто информируешь его  о тех правилах, которые работают в твоих рамках. Кроме тебя, кто мог этого ребенка информировать? Ах, родителей не устраивают твои правила? Они вправе забрать ребенка с твоей территории, всего хорошего, приятно было познакомиться.

Вариант 3. «Товарищи, давайте пронаблюдаем интереснейший феномен»

Предположим, вероятность договориться с маленьким нахалом очевидно низкая, а родителей нет рядом или они крайне терпимы  к страданиям, причиняемым не им.  Как ни странно, именно в этом случае очень действенным методом оказывается гласность.

Цитата из дружественного ФБ, с разрешения автора:

«Сидим в очереди в поликлинике, очередь большая, мест мало.

Рядом со мной сидит корпулентная дама. Приближается ее очередь, она встает и на ее место шлепается девица, по возрасту лет десяти-одиннадцати и отчетливо говорит:

– Ну слава богу, наконец кто-то поднял свою жирную жопу и я могу сесть.

И тишина. И довольное хихиканье этой особы.

Я внимательно на нее смотрю – нифига, никакой реакции. Я внятно произношу “Однако” и мамаша начинает быстро-быстро шипеть “не позорь меня, думай что говоришь ” и т.д и т.д. Но прям очевидно, что ей не стыдно за сами слова. Ей стыдно за то, что ее услышали»

Нам не надо прям щас проводить позитивную реморализацию каждой малолетней козы, которая попалась нам в публичном месте. Вполне достаточно напомнить о том, что место таки публичное. В принципе, это тот самый метод, который с разной степенью изощренности используют бабушки на скамеечках. Мы все из детства помним, какой это опасный метод – все-то они видят, ни о чем-то они не смолчат.

Тут, как и в предыдущих вариантах, приходится идти по лезвию бритвы – и не залезть не в свое дело (о чем быстро напомнят), и не дать ходить по себе ногами. Нет, я  вашего ребенка не трогаю. Да, я имею право обсуждать то, что у меня перед глазами. Да, вы можете меня не слушать, пожалуйста. Нет, вы не можете заставить меня молчать. Нет, вы не можете заставить меня уйти. Уйти сами? Можете. Всего хорошего.

Как ни странно, это НЕ агрессия (хотя обсуждаемые лица с этим не согласятся). Публичное пространство такое место – все имеют право обсуждать действия друг друга. Достаточно не касаться вопросов внешности, интеллекта, вероятного будущего, а держаться только действий – и вы неуязвимы. Как тот оленевод, что вижу, то пою.

Кстати говоря, дети – народ достаточно гибкий. Ребенок может быстро усвоить, что в именно этом контексте нужно вести себя так, как сказала эта тетя – и если контекст интересен, то именно рядом с вами домашний тиран будет тих и предупредителен. Все, что нужно – быть интересным и внятно объяснять, что считается правильным.

Ксожалению, в средней социальной норме считается, что воспитанный ребенок должен сам догадаться, как быть приятным любым людям. Да ладно, с этим и взрослые-то редко справляются, а уж младшеклассник точно нуждается в инструкции. Не надо терпеть и копить гнев.  Дети чувствуют неодобрение не хуже нас с вами, и  как противен человек, который аж весь скривился от неприязни, а сам молчит – мы все сами с детства знаем.

Понятно, что не со всеми на свете можно договориться. Но если из десяти маленьких засранцев трое извинятся и перестанут, троих уволочет мать и трое пристыдятся и утухнут – то с одним последним уже можно будет как-нибудь справиться. Например, вызвав полицию.

Автор текста: Ася Михеева

Иллюстрация: Shutterstock

Читай также:

Интерфейс пары, или почему она дуется и что с этим делать?

Три крутые игрушки, которые научат вашего ребёнка справляться со своими эмоциями

Прекратите заставлять меня себя любить и поработайте над этим, наконец, сами

11.08.2017

Не забудь поделиться статьей: