5 писательниц-фантасток, на которых выросли тридцатилетние ботанки - Pics.Ru

5 писательниц-фантасток, на которых выросли тридцатилетние ботанки

Если в детстве ты читала запоем и тебе тридцать лет или чуть больше, то тебя сформировала не Роулинг и не Громыко.

Вот пять имён, которые были на обложках книг, поражавших твоё воображение.

shutterstock_697477948

Робин Хобб

Не знали мы ещё никакой “Игры Престолов”, а уже, затаив дыхание, следили за тем, как в одном далёком, сказочном королевстве родственники и свойственники рвут друг у друга власть, таинственные пришельцы превращают крестьян в армии зомби, а почти безымянный мальчик-убийца разыскивает драконов, которые могли бы всех спасти.

Кстати, настоящее имя Хобб – Маргарет Астрид Линдхольм Огден.

Вот что большинство из нас упустили, это её не менее прекрасные циклы о волшебных кораблях и заклинателях ветра. Как ни странно, книги обоих циклов до сих пор смотрятся довольно свежо, если не читала, то очень рекомендуем.

Лоис Макмастер Буджолд

Прославилась сагой о Форкосиганах, семье, живущей в далёком-далёком будущем на очень отсталой планетке – уровнем социального развития примерно как Европа и Америка двадцатого века.

Каждая книга Буджолд – небольшой умственный эксперимент по тому,. как могло бы функционировать общество, устроенное тем или иным способом. Народ, живущий в невесомости, планета победивших толерантности и психоаналитики, чистейшая мужская культура или культ красоты, возведённый в абсолют. Как выглядят на них любовь, ненависть, преступность и героизм? Несмотря на сухой язык, сюжет и обстоятельства захватывают почти всех, кто берётся читать.

И, о да, когда уже изобретут маточные репликаторы? Хотеть!

Андре Нортон

Нортон – это про космос и путешествия во времени. А ещё Нортон – это про магию, эльфов и исчезнувшие народы. В общем, чего бы ни жаждала душа необычного, мы находили его в книжках с фамилией “Нортон” на обложке. Недаром её называют одной из трёх самых крутых фантасток двадцатого века, вместе с Ле Гуин и Буджолд.

А твоя Нортон – это Звёздные Врата или Хроники полукровок?

Мария Семёнова

Одно из знаковых имён в становлении русского фэнтези. Когда в 1995 году на прилавках появился “Волкодав”, это было чем-то потрясающе свежим, несмотря на некоторую театральность сверхправильного героя и всех его манер и фраз.

Юноша, ставший оборотнем, потому что стал последним в своём роду – ведь у его народа род продолжить могла только женщина. Прошедший рабство и сохранивший чистоту души. Трогательно уважительный к женщинам и самый, наверное, искусный воин своего мира. Выглядит наивно? Да, это и было наивно. Но девчонки полюбили Волкодава и запоем читали каждую новую книгу.

Кое-кому по вкусу пришлись и исторические романы Семёновой, с прекрасными и боевитыми девами, но это совсем другая история.

Далия Трускиновская

Попаданки, воинственные и таинственные принцессы и феи, которые правят не судьбами королевен, а всеми дверями мира. Когда перечитываешь Трускиновскую в тридцать, постоянные жалобы “какие же мы, бабы, дуры, мужика бы нам” заставляют нас закатывать глаза. Но лет в двенадцать все эти стоны мы пропускали мимо ушей, взахлёб читая о всадницах с мечами и под знамёнами. В двенадцать Трускиновская была о приключениях и крутых девчонках!

Текст: Лилит Мазикина

Иллюстрация: Shutterstock

Читай также:

4 книги, прочитав которые, трудно не понять феминизм и не стать феминисткой

Книги, которые могли бы попасть к своему читателю, но не попали из-за дурацкой обложки

Незаслуженно забытые детские книги о технике

25.08.2017

Не забудь поделиться статьей: